Схема блока питания антенных усилителей

Схема блока питания антенных усилителей
Схема блока питания антенных усилителей
Схема блока питания антенных усилителей

История создания

Первые зенитные ракетные системы С-25, С-75, "Найк-Аякс" и "Найк-Геркулес", разработанные в СССР и США, успешно решали основную задачу, поставленную при их создании, - обеспечить поражение высокоскоростных высотных целей, недоступных для ствольной зенитной артиллерии и сложных для осуществления перехвата истребительной авиацией. При этом в полигонных условиях была достигнута столь высокая эффективность применения нового оружия, что у заказчиков возникло вполне обоснованное стремление обеспечить возможность его применения во всем диапазоне скоростей и высот, на котором могла действовать авиация вероятного противника. Между тем минимальная высота зон поражения комплексов С-25 и С-75 составляла 3-5 км, что соответствовало тактико-техническим требованиям, сформированным в начале пятидесятых годов. Результаты анализа возможного хода предстоящих военных операций указывали на то, что по мере насыщения обороны этими зенитными ракетными комплексами ударная авиация может перейти к действиям на малых высотах.

Разработка первых зенитных ракетных средств, способных бороться с маловысотными целями, была начата в США в июне 1954 г. американской фирмой "Рейтеон" в рамках исследований системы оружия "Хок". Первый экспериментальный образец ракеты "Хок" был выпущен в 1956 г., а полномасштабные испытания системы развернулись в 1957 г. В процессе этих испытаний была продемонстрирована возможность уничтожения воздушных целей на высотах менее 30 м. В 1959 г. началось серийное производство этой системы, а в июне этого же года было сформировано первое войсковое подразделение, вооруженное ракетами "Хок".
В нашей стране начало работ над первым маловысотным ЗРК следует отнести к осени 1955 г., когда исходя из наметившихся тенденций расширения требований к ракетному оружию руководитель КБ-1 А.А.Расплетин поставил перед своими сотрудниками задачу создания перевозимого комплекса с повышенными возможностями поражения маловысотных воздушных целей и организовал для ее решения лабораторию во главе с Ю.Н. Фигуровским.

Новая зенитная ракетная система предназначалась для перехвата целей, летящих со скоростями до 1500 км/ч на высотах от 100 до 5000 м на дальности до 12 км, и создавалась с учетом обеспечения мобильности всех ее составляющих - зенитных ракетных и технических дивизионов, придаваемых им технических средств, средств радиолокационной разведки, управления и связи. Все элементы разрабатываемой системы проектировались либо на автомобильной базе, либо с обеспечением возможности транспортировки как прицепов с использованием автомобилей-тягачей по дорогам, а также железнодорожным, авиационным и морским транспортом.

При формировании технического облика новой системы широко использовался опыт разработки ранее созданных систем. Для определения положения самолета-цели и ракеты использовали разностный метод с линейным сканированием воздушного пространства, аналогично реализованному в комплексах С-25 и С-75.

Применительно к обнаружению и сопровождению маловысотных целей особую проблему создавали отражения радиолокационного сигнала от местных предметов. При этом в комплексе С-75 наибольшему воздействию помех подвергался канал антенны, сканирующей в угломестной плоскости, в тот момент, когда луч зондирующего сигнала приближался к подстилающей поверхности.

Поэтому в станции наведения ракет маловысотного комплекса приняли наклонное расположение антенн, при котором отраженный сигнал от подстилающей поверхности в процессе сканирования нарастал постепенно. Это позволило уменьшить засветку экранов операторов сопровождения цели отражениями от местных предметов, а использование одного внутреннего сканера, за каждый оборот которого производилось поочередное сканирование пространства антеннами в двух плоскостях, позволило обеспечить работу радиолокатора одни м передающим устройством.

Передача команд на борт ракеты производилась через специальную антенну с широкой диаграммой направленности с использованием импульсной кодированной линии. Запрос бортовых ответчиков ракет осуществлялся через систему, аналогичную принятой в комплексе С-75.

С другой стороны, для реализации узкой диаграммы направленности излучения станции наведения ракет при сканировании пространства с использованием механического сканера и допустимых габаритах ее антенн был осуществлен переход на более высокочастотный диапазон с длиной волны 3 см, что потребовало применения новых электровакуумных приборов.

Ввиду небольшой дальности действия комплекса и, как следствие, малого подлетного времени самолетов противника, в станцию наведения ракет СНР-125 была изначально заложена система автоматизированного пуска ракет (автоматизированный прибор пуска АПП-125), предназначенная для определения границ зоны поражения ЗРК, решения задачи пуска и определения координат точки встречи цели и ракеты. При вхождении расчетной точки встречи в зону поражения АПП-125 должен был автоматически производить пуск ракеты.

Как вспоминали разработчики С-125, это перспективное решение неожиданно подверглось критике А.А.Расплетина, который после доклада конструкторов спросил: "Значит, если цель не вошла в зону, то пуск ракеты невозможен?". Получив утвердительный ответ, он возразил: "Так дело не пойдет! Надо всегда иметь возможность пустить ракету. Не попаду, так попугаю!". В результате, АПП-125 был переделан таким образом, чтобы только сигнализировать о разрешении на пуск, а офицер наведения мог пустить ракету в любой момент.

Официально разработка перевозимого одноканального зенитного ракетного комплекса С-125 для борьбы с маловысотными целями была задана Постановлением Совета Министров от 19 марта 1956 г. №366-255, предусматривающим проведение его испытаний в 1960 г. Последующим Постановлением СМ от 8 мая 1957 г. №501-250 были уточнены сроки выполнения отдельных этапов работ. Аванпроект требовалось закончить в мае 1957 г., эскизный проект - в III квартале 1957 г., а еще через два года предполагалось провести заводские и совместные летные испытания (СЛИ). Главным конструктором С-125 был назначен Ю.Н. Фигуровский.

Схема зенитной ракеты В-625 из журнала "Техника и вооружение" №5-2003.

К разработке зенитной управляемой ракеты В-625 было подключено ОКБ тушинского завода №82. Эта работа стала первой для конструкторского коллектива, созданного в соответствии с приказом Министра оборонной промышленности от 13 июля 1956 г. Руководителем ОКБ был назначен Максим Григорьевич Олло, ранее возглавлявший серийно-конструкторский отдел на заводе №464 в Долгопрудном. Общее руководство процессом создания ракеты в качестве главного конструктора В-625 было поручено осуществлять разработчику ракет для комплекса С-75 П.Д. Грушину, руководившему ОКБ-2 Министерства оборонной промышленности (в 1958 г. ОКБ-2 было передано в ГКАТ).

В соответствии с техническим заданием, В-625 должна была обладать следующими характеристиками: наклонная дальность активного полета 12 км, средняя скорость полета 550-600 м/с, стартовая масса 700-750 кг, масса боевой части 45 кг, маневренность до 10-12 ед.

В качестве первого шага на пути создания зенитной ракеты для С-125 к декабрю 1956 г. в ОКБ-2 был подготовлен аванпроект. В этой работе был максимально учтен имевшийся к тому времени опыт разработки и испытаний ракеты В-750 для ЗРК С-75. Предложенный в аванпроект с вариант ракеты был двухступенчатым, состоящим из твердотопливного ускорителя и маршевой ступени, оснащенной ракетно-прямоточным двигателем. Однако на последующих этапах работы более рациональным был признан вариант двухступенчатой ракеты, оснащенной только твердотопливными двигателями. Использование двухступенчатой схемы ракеты для полета на столь небольшую дальность объяснялось отсутствием в то время высокоэнергетических твердых топлив и конструкционных материалов, не позволявших в одной двигательной установке реализовать диаграммы и характеристики работы, которые требовались при использовании одноступенчатой схемы ракеты.

Предложенная ОКБ завода №82 ракета В-625 также была двухступенчатой, и в ее составе использовались твердотопливные двигатели. Не обошлось и без новаторских решений - для В-625, первой среди отечественных зенитных ракет, была использована аэродинамическая схема "поворотное крыло". Для снижения аэродинамического сопротивления корпус маршевой ступени был выполнен с большим удлинением. Определенную роль в обосновании такой схемы сыграли результаты работ, проведенных в 1957-1958 гг. по экспериментальной ракете В-750П, созданной в ОКБ-2 по согласованию с Министерством оборонной промышленности. Маршевая ступень этого варианта ракеты В-750 также была выполнена по аэродинамической схеме "поворотное крыло". Испытания В-750П показали, что ракета отрабатывает команды управления с малыми углами отклонения и незначительными выбросами по перегрузке, а также обладает достаточной устойчивостью в полете.

В целом, на уровне проекта молодой коллектив тушинского КБ справился с поставленной задачей. Расчетные тактико-технические характеристики В-625 в основном отвечали заданным. При рассмотрении эскизного проекта претензии Заказчика были связаны с тем, что минимальная высота зоны поражения ракеты составила 500 м вместо 100 м, а стартовая масса ракеты достигла 900 кг при массе боевой части, доведенной до 60 кг. Отметим, что масса вариантов В-625, проходивших в дальнейшем испытания, находилась в пределах 890-942 кг. Общая длина ракеты составляла 8,23 м, длина маршевой ступени - 5,126 м.

Как и в ранее начатом разработкой комплексе С-75, пусковая установка для В-625 проектировалась ленинградским ЦКБ-34. Транспортно-заряжающая машина ПР-14 создавалась на базе шасси автомобиля ЗИЛ-157 в ГСКБ под руководством В. Петрова. Разработка твердотопливного двигателя для маршевой ступени В-625 велась в НИИ-1 Министерства вооружения под руководством Н. П. Горбачева. Стартовый ПРД-45 создавался традиционным разработчиком твердотопливных двигателей для зенитных и крылатых ракет - коллективом КБ-2 завода №81 Минавиапрома во главе с И.И.Картуковым.

Опытный образец станции наведения ракет СНР-125 для проведения наладочных работ и определения диаграммы направленности антенн весной 1958 г. был развернут на площадке КБ-1 в подмосковном ЛИИ. Летом экспериментальный образец системы в составе станции наведения ракет (кабины УНК и антенного поста УНВ), двухбалочных пусковых установок СМ-78 и средств энергообеспечения для проведения испытаний с ракетами В-625 вывезли на полигон Капустин Яр.

Подготовка объекта №62 полигона к проведению испытаний системы С-125 производилась сотрудниками специально созданного нового отдела научно-исследовательской части полигона, руководимого полковником Р.Д. Лепковым. Они же должны были в дальнейшем обеспечить проведение испытаний комплекса С-125.

Для предстартовой подготовки, наведения ракеты В-625 в направлении стрельбы и обеспечения пуска в ЦКБ-34 под руководством Б. Г. Бочкова была сконструирована двухбалочная пусковая установка СМ-78. В процессе ее разработки был проведен ряд исследований по воздействию газовой струи стартового двигателя на плоские преграды и на людей, а также испытания экспериментальных щелевых отражателей.

На этапе летных испытаний ракеты В-625 в 1958 г. конструкторское бюро завода №82 возглавил Александр Васильевич Потопалов, которому к тому времени исполнилось 43 года. Свою работу в авиапромышленности он начал еше в конце 1930-х гг. в коллективе Н.Н. Поликарпова, где в годы войны работал ведущим инженером по тяжелому истребителю ТИС, начальником опытного производства. Первый опыт в ракетной технике Потопалов приобрел в середине 1940-хгг., занимаясь обеспечением производства крылатых ракет В.Н.Челомея. В 1952 г. Потопалов был назначен начальником производства завода №82, где в то время разворачивалось производство зенитных ракет для системы С-25. Успешная работа Потопа-лова на предыдущих должностях давала основания ожидать, что и на посту главного конструктора ОКБ ему удастся решить поставленные перед ним задачи.

Для испытаний на заводе №82 были изготовлены следующие варианты ракеты В-625:

  • 1БП - баллистический (бросковый) вариант с неснаряженным маршевым двигателем (3 шт.);
  • 2БП - баллистический вариант со снаряженным маршевым двигателем (1 шт.);
  • 2БПВ - вариант, аналогичный 2БП, с дополнительными вибродатчиками (2 шт.);
  • 3БП - ракета с автопилотом и с бортовым программным механизмом (10 шт.);
  • 1ТП - ракета с полным комплектом бортовой аппаратуры, без радиовзрывателя, с не подключенным к автопилоту блоком радиоуправления и визирования (1 шт.);
  • 2ТП - ракета с полным комплектом бортовой аппаратуры, за исключением радиовзрывателя (6 шт.)

Все варианты испытывавшихся ракет В-625 (кроме 1БП) оснащались радиотелеметрической аппаратурой и комплектом телеметрических датчиков.

Летные испытания ракеты В-625 начались на полигоне Капустин Яр 14 мая 1958г. В первом баллистическом (бросковом) пуске ракета 1БП была запущена под углом 64 град, к горизонту. Этот пуск прошел без замечаний. Однако уже во втором пуске, состоявшемся 17 мая, на третьей секунде полета разрушился стабилизатор ускорителя, как оказалось, из-за его неточной установки на заводе. В выполненном 4 июля четвертом пуске - первом для варианта 2БП - на второй секунде полета стабилизатор ракеты вновь разрушился, опять-таки из-за производственного дефекта. Пятый пуск, состоявшийся 21 ноября, принес еще одну проблему - на 18-й секунде из-за дефекта теплозащитного покрытия прогорел маршевый двигатель. Восьмой пуск, предпринятый 21 января 1959 г., стал явно аварийным - при включении маршевого двигателя он взорвался.

Автономные испытания В-625 (вариант 3БП) начались 17 декабря 1958 г. Главными задачами этого этапа испытаний являлись проверка работы автопилота и оценка качества стабилизации ракеты по крену. С этой целью крылья ракеты были зафиксированы в нулевом положении, а к автопилоту были подключены только элероны. На этот раз пуск ракеты, стартовавшей под углом 45 град., прошел без замечаний.

В феврале 1959 г. провели еще три пуска В-625 (ЗБП), но все они оказались неудачными. В пуске, выполненном 6 февраля, из-за отказа датчика выдачи команды на "сброс" не отделился ускоритель, а 11 и 17 февраля носовая часть ракеты разрушилась под действием значительных поперечных перегрузок, возникших из-за перекомпенсации крыла. Естественно, что вслед за каждым неудачным пуском следовали доработки, проводились дополнительные исследования. Так, 14 марта 1959 г. был произведен экспериментальный пуск ракеты 1ТП с целью проверки на флаттер.

1 июня 1959 г., после трех пусков 3БП, прошедших без серьезных замечаний, было проведено первое испытание В-625 (2ТП) в разомкнутом контуре управления для проверки работы аппаратуры радиоуправления совместно с автопилотом при программной подаче команд управления. Исследовалось также качество стабилизации ракеты по крену, уточнялись аэродинамические характеристики ракеты. Однако этот пуск стал последним, проведенным без замечаний. Уже в следующем пуске, состоявшемся 3 июня, ракета 2ТП не стабилизировалась по крену из-за отказа автопилота.

Для проверки работы автопилота 11 июня был проведен еще один автономный пуск. При сходе ракеты с пусковой установки из-за производственного дефекта преждевременно сработала система отделения ускорителя, выдавшая команду на запуск маршевого двигателя при работающем ускорителе, что привело к взрыву. До конца месяца было проведено еще четыре пуска В-625 в разомкнутом контуре управления, результаты которых также не располагали к излишнему оптимизму.

В целом, к июлю 1959 г. было выполнено 6 бросковых пусков и 17 летных испытаний в автономном контуре управления. Но только семь из них прошли без серьезных замечаний к В-625. Кроме уже отмечавшихся проблем с конструкцией ракеты и ее системой управления были отмечены значительные отклонения траектории полета ракеты от расчетной, которые особенно усиливались при переходе ракеты через скорость звука. На этом участке поперечные перегрузки достигали 16 единиц. В результате не обеспечивался надежный ввод ракеты в сектор захвата радиолокационными средствами станции наведения С-125.

Для уменьшения поперечных перегрузок ракеты на стартовом участке полета повысили жесткость крыльев, заменив дюралюминий на сталь. Был также введен более жесткий механизм стопорения крыльев. Однако ни это, ни проведение дополнительной регулировки аппаратуры системы управления и изменение программы движения ракеты на начальном участке полета не смогло решить проблему.

В поисках вероятной причины уходов ракеты было обращено внимание на значительные изгибные колебания, связанные с большим удлинением корпуса, а также на излишне длинную направляющую пусковой установки. В конечном счете, основными причинами уходов сочли существенные перекосы корпуса в месте стыка маршевой ступени с ускорителем, что смещало центр масс ракеты относительно направления действия тяги ускорителя, а также превышающие допустимые пределы угловые перемещения предназначенной для регулирования критического сечения сопла ускорителя "груши".

Таким образом, выявленные недостатки ракеты были во многом связаны с производственными дефектами и не были органически присущи ее конструкции. Однако в обстановке, сложившейся к лету 1959 г., они приобрели решающее значение.

Схема ракеты В-600. Графика А. Фаныгина © МКБ "Факел" Ракета В-600 на опытной пусковой установке 140Е и в лабораториях на полигоне. Фотографии из "Юбилейного альбома МКБ "Факел".

Разработка С-125 в КБ-1 велась практически параллельно с работами по корабельному зенитному ракетному комплексу М-1 ("Волна"), проводимыми в НИИ-10 (будущем НПО "Альтаир") под руководством И.А. Игнатьева. Эти работы были начаты еще 17 августа 1956 г. по Постановлению № 1149-592. В составе М-1 предполагалось использовать ракету В-600, предназначенную для поражения на дальностях от 2 до 12-15 км целей, летящих на высотах от 50-100 м до 4-5 км. Средняя скорость В-600 должна была составлять 600-700 м/с, масса - 800 кг.

Разработку В-600 выполняло ОКБ-2, и эта работа с самого начала оказалась гораздо более результативной. Так, эскизный проект В-600 был подготовлен в середине 1957 г. и принят без существенных замечаний. При рассмотрении проекта было особо отмечено использование в В-600 таких новшеств, как раскладывающиеся стабилизаторы, повышающие устойчивость полета ракеты на стартовом участке, и введение в кинематику рулей пружинного механизма, позволившего просто и надежно регулировать угол их отклонения обратно пропорционально скоростному напору.

Еще до первых пусков В-600, зимой 1958 г., по заданию ВПК в ОКБ-2 была рассмотрена возможность использования этой ракеты в составе комплекса С-125. Для руководства ВПК это имело немаловажное значение, ведь в этом случае открывалась перспектива создания первого в стране унифицированного образца зенитного ракетного оружия. Но принимать какие-либо решения до начала испытаний не стали.

Испытания В-600, как и В-625, проходили в несколько этапов - баллистические (бросковые), автономные и испытания в замкнутом контуре управления. Серия бросковых испытаний В-600 проводилась на стенде-макете надпалубной части корабельной пусковой установки ЗИФ-101. Первый пуск В-600 состоялся 25 апреля 1958 г. К 18 июля, когда был выполнен девятый пуск, программа бросковых испытаний была полностью выполнена. Уже с шестого броскового пуска ракеты отрабатывались программные маневры. В целом, из 9 бросковых испытаний неудачными оказались только три. В одном не раскрылись стабилизаторы ускорителя, в другом - не сработал механизм разделения ступеней, в третьем - ракета разрушилась при выполнении программного маневра из-за недостаточной прочности носовой части ракеты.

Первоначальными планами переход к автономным испытаниям В-600 планировался к концу 1958 г., но в августе после двух неудачных бросковых пусков В-625 главный конструктор ОКБ-2 П.Д. Грушин вышел с предложением о проведении доработки В-600 с тем, чтобы ее можно было использовать в составе комплекса С-125. Весомость этого предложения значительно усилилась после того, как 25 июля 1958 г. за разработку ракеты В-750 П.Д.Грушину было присвоено звание Героя Социалистического Труда, а ОКБ-2 было награждено Орденом Ленина.

Для ускорения работ по В-600 П.Д.Грушин принял решение начать автономные испытания уже в сентябре в Капустином Яре. Поскольку имевшаяся на этом полигоне спроектированная для В-625 пусковая установка СМ-78 не годилась для В-600, в ОКБ-2 была рассмотрена возможность использования для пусков В-600 имевшейся там пусковой установки 140Е, которая до 1955 г. использовалась для испытаний ракеты ШБ-32. Как оказалось, потребовались лишь небольшие доработки 140Е, и в середине сентября она была готова для проведения пусков. В это время В-600 и В-625 были продемонстрированы руководителям страны во главе с Н.С. Хрущевым, прибывшим в Капустин Яр на показ новейших видов ракетной техники.

Первый автономный пуск В-600 в Капустином Яре состоялся 25 сентября. В последующие две недели было проведено еще три подобных пуска, в ходе которых рули ракеты отклонялись в соответствии с командами от находившегося на ее борту программного механизма. Все четыре пуска прошли без существенных замечаний.

Следующая серия автономных испытаний В-600 была проведена со стенда-макета корабельной установки ЗИФ-101 и завершилась 19-м пуском, выполненным 17 декабря 1958 г. Существенных замечаний к ракете и в этой серии пусков также не было - лишь в одном из них из-за некондиционной электробатареи не отделился ускоритель и не был запущен маршевый двигатель.

К началу 1959 г. В-600 была готова к испытаниям в замкнутом контуре управления. Тем самым предложение П.Д.Грушина об использовании В-600 в составе С-125 было подкреплено вполне реальными результатами.

Впрочем, идея унификации была поддержана далеко не сразу. Так, представитель военной приемки Борис Николаевич Перовский в книге "Грани "Алмаза" рассказал об одном из эпизодов, произошедших при обсуждении хода работ по С-125 на совещании у начальника Четвертого Главного Управления МО П.Н.Кулешова.

"После моего очень краткого вводного выступления докладывает М.Г. Олло. Его слушают спокойно, никто не перебивает. Следующим, как всегда резко, безапелляционно докладывает Петр Дмитриевич Грушин. По его мнению, только его ракета может быть нормально использована в С-125. Ракета же КБ Тушинского машиностроительного завода якобы вообще не может быть доведена до состояния нормального серийного производства.
Потом встает представитель КБ-1, пожилой, интеллигентный конструктор Дмитрий Людвигович Томашевич - опытный ракетостроитель, работавший когда-то вместе с Грушиным, и начинает спокойно, квалифицированно, убедительно разбивать по порядку все доводы Петра Дмитриевича.
Петр Дмитриевич понимает, что вот-вот наступит катастрофа, вскакивает и, перебивая Томашевича, раздраженно почти кричит:
- Да что это за безобразие? Куда меня пригласили? Что здесь за люди? Какие-то посторонние с улицы начинают нас учить! Здесь люди, не допущенные к этой тематике! Я прошу убрать отсюда посторонних...
Весь красный, с багровой шеей (что всегда у него является признаком сильнейшего волнения) поднимается Александр Андреевич Расплетин и перебивает крик Грушина.
- Петр Дмитриевич, прекратите! Это не человек с улицы. Это сотрудник КБ-1. У нас работают только допущенные люди. Я прошу уважать КБ-1 и изменить тон."

Но спустя несколько месяцев после того, как очередная серия неудач при испытаниях В-625 поставила под сомнение возможность выполнения директивных сроков по созданию всей системы, тон пришлось изменить КБ-1. Конечно, создание унифицированной ракеты поставило перед специалистами ОКБ-2 чрезвычайно сложные задачи. Прежде всего, требовалось обеспечить совместимость ракеты с существенно различными наземными и корабельными системами наведения и управления, различным оборудованием и вспомогательными средствами. Несколько отличались и требования Войск ПВО и флота. Для С-125 достаточной считалась минимальная высота поражения целей порядка 100 м, что на момент начала разработки комплекса соответствовало ожидаемой нижней границе применения боевой авиации по наземным целям. Для флота требовалось создать ракету, обеспечивающую поражение противокорабельных ракет, летящих над относительно ровной морской поверхностью на высотах от 50 м. Связанное с этим принятие решения об использовании при наведении ракеты на цель различных траекторий с подлетом к высотной цели снизу, а к маловысотной сверху потребовало размещения на ЗУР двух приемных антенн радиовзрывателя. Принципиально различным было и закрепление ракет перед стартом. На подверженной качке корабельной пусковой установке они подвешивались под направляющими, на бугелях, расположенных на стартовой ступени. На наземной пусковой установке, наоборот, ракета опиралась бугелями на направляющую. Имелись отличия между ракетами и в размещении антенн на аэродинамических поверхностях.

Таким образом, вопреки популярной версии, вовсе не флоту якобы было навязано не вполне соответствующее его требованиям "изделие". Напротив, в форс-мажорных обстоятельствах для сухопутного комплекса было предложено использовать корабельную ракету, что и позволило успешно и своевременно завершить его разработку. "Родимым пятном", указывающим на морскую родословную всех грушинских ракет комплекса С-125, стали размещенные на ускорителе раскрывающиеся при старте стабилизаторы ракеты. Такая схема обеспечивала уменьшение поперечных размеров ракеты, столь важных при размещении в тесных корабельных погребах, но не имеющих решающего значения при эксплуатации в Войсках ПВО.

Антенный пост СНР-125

В течение зимы-весны 1959 г. в ОКБ-2 был подготовлен вариант ракеты В-600 (условно называвшийся В-601 - первая ракета с таким наименованием), совместимой со средствами наведения С-125. Эта ракета по геометрическим, массовым и аэродинамическим характеристикам соответствовала корабельной В-600. Главное отличие заключалось в установке блока радиоуправления и визирования УР-20, предназначенного для работы с наземной станцией СНР-125. Простота этой замены определялась тем, что ранее УР-20 устанавливался на маршевой ступени В-625 с диаметром 280 мм. Теперь же он размещался в более просторном корпусе В-601 375-мм диаметра.

Первое испытание В-601 в разомкнутом контуре управления было проведено в Капустином Яре 17 июня 1959 г. В тот же день состоялся 20-й пуск В-625, в очередной раз "ушедшей" от направления пуска и не попавшей в сектор обзора станции наведения. Еще два успешных пуска В-601, проведенные 30 июня и 2 июля 1959 г., окончательно подвели черту под затянувшимся вопросом выбора ракеты для С-125.

В итоге 4 июля 1959 г. руководством страны было принято Постановление №735-338, в соответствии с которым в качестве зенитной для системы С-125 была принята ракета типа В-600. Эта ракета должна была быть представлена на совместные летные испытания в 1 кв.1960 г. Вариант ракеты для Войск ПВО страны взамен В-601 получил наименование В-600П (несекретный индекс - 5В24), а корабельная ракета продолжала именоваться В-600 (4К90). С учетом больших энергетических возможностей ракеты В-600 по сравнению с В-625 перед ОКБ-2 одновременно была поставлена задача расширить зоны поражения комплекса, в том числе обеспечить диапазон высот перехвата целей от 200-300 до 10000 м.

Этим же Постановлением работы по ракете В-625 были прекращены. Тем не менее во второй половине 1959 г. на полигон было доставлено несколько ракет В-625, доработанных на заводе №82. Создатели ракеты надеялись провести испытания в замкнутом контуре управления в составе комплекса С-125, но соответствующего разрешения не последовало. Как говорится - поезд ушел! Разработчикам В-625 оставалось довольствоваться лишь тем, что своей работой они дали "путевку в жизнь" аэродинамической схеме "поворотное крыло", использованной в те же годы для ракет, разрабатывавшихся для ЗРК "Круг" и "Куб".

Смена основного разработчика ракеты определила и некоторые изменения в составе соисполнителей. Аппаратура радиоуправления разрабатывалась КБ-1, автопилот - ОКБ-118, боевая часть - НИИ-6, топливные заряды - НИИ-125, предохранительно-исполнительный механизм - НИИ-222, радиовзрыватель - НИИ-504. Практически все они были ранее задействованы в разработке корабельной ракеты В-600.

Ракета В-600П стала первой советской твердотопливной ЗУР. Как уже отмечалось, крайне низкое совершенство "пороховых двигателей тех лет и, в какой-то мере, неуверенность в достижимости заявленных характеристик определили исполнение ракеты с довольно скромным уровнем летно-технических характеристик по двухступенчатой схеме.

Маршевая ступень, выполненная по аэродинамической схеме "утка", оснащалась цельноповоротным и аэродинамическими рулями для управления по тангажу и рысканию, а стабилизация по крену осуществлялась элеронами, расположенными на консолях крыльев только в одной из плоскостей. Схема "утка" способствовала достижению высокой маневренности при минимальных потерях на управление при полете на малых высотах.

Стремление сосредоточить почти вес приборы управления и элементы рулевого привода, включая рулевую машинку элеронов, в одной зоне, перед двигателем, привело к непривычному конструктивному решению - открытому размещению жесткой тяги кинематики привода элеронов, протянутой вдоль корпуса маршевого двигателя.

Двухбалочная пусковая установка СМ-78А Ракеты В-600П на пусковой установке СМ-78А, укрытые брезентом. Видны направляющие для подъезда ТЗМки. Заряжание пусковой установки СМ-78А с транспортно-заряжающей машины ПР-14А

С учетом того, что для проектировавшейся ОКБ завода №82 ракеты В-625 уже были разработаны пусковая установка СМ-78 и транспортно-заряжающая машина ПР-14, конструкторским коллективам ЦКБ-34 и ГСКБ пришлось внести ряд доработок для обеспечения их применения совместно с ракетой В-600П. Эта работа была начата еще весной 1959 г. Доработанная пусковая установка получила обозначение СМ-78А. В ГСКБ была спроектирована транспортно-заряжающая машина ПР-14А, которая использовалась совместно с опытной пусковой установкой СМ-78А, а позднее - и с серийными двухбалочными пусковыми установками типа СМ-78А1 (5П71). Всего в ГСКБ для системы С-125 было разработано 3 агрегата. Для перевозки ракет в специальной таре разрабатывался автопоезд в составе седельного тягача и полуприцепа, для перегрузки ракет в таре - автопогрузчик "4030".

Первые испытания В-600П в замкнутом контуре представляли собой пуски по электронной пели - "кресту" с параметрами: высота 5 км, дальность 12 км. Первый из них состоялся 10 июля 1959 г.

Несмотря на то, что с подключением ОКБ-2 качество исполнения работ заметно возросло, дальнейшие испытания В-600П не обходились без трудностей. С июня 1959г. по февраль 1960г. на полигоне было произведено 30 пусков ракеты В-600П, в том числе 23 пуска в замкнутом контуре управления, 12 из которых прошли неудачно - большей частью из-за проблем с аппаратурой управления. Тактико-технические характеристики ракеты не во всем соответствовали требованиям, "уточненным" Постановлением от 4 июля 1959 г. К началу 1960 г. еще не завершилась доработка пусковой установки СМ-78 и транспортно-заряжающей машины ПР-14 под ракету В-600П, не был подготовлен к испытаниям магнетрон "Боржом-М2". Задерживались поставки радиовзрывателей для ракет, завод №663 не обеспечил своевременную поставку блоков радиоуправления и радиовизирования УР-20. Саратовский завод №213 поставил только 10 автопилотов АП-600П из запланированных 59.

В июле 1960 г. в Капустин Яр в очередной раз приехал Н.С. Хрущев. В числе прочих достижений ракетчиков была показана и боевая работа С-125. Предполагалось, что новые ракеты поразят на глазах руководства страны два самолета-мишени. Проблем с выполнением этой, уже отработанной в ходе испытаний задачи не ожидалось. Но, как вспоминал один из разработчиков С-125, сотрудник КБ-1 Евгений Иванович Никифоров, на этот раз сработал "генеральский эффект" - в присутствии важного лица, казалось бы, вполне налаженная работа вдруг разлаживается!

"Хрущев приехал с двухчасовым опозданием. И вот запускается первая мишень, идущая на малой высоте. Она в воздухе, а мы ее не видим - ни средствами радиотехнических войск, ни нашей станцией разведки целей. Потом диктор объявил, что на такой-то дальности мишень упала и горит - видимо, в ней неисправность. Запускается вторая мишень, вновь на малой высоте. Вот она захвачена локатором, вошла в зону пуска. Офицер наведения Павел Шестаков жмет кнопку "пуск", а ракета не идет. Мишень разворачивают на второй заход, но она сама падает возле стартовой площадки и горит па глазах у всего руководства страны. Все переживают!
Еще один запуск. Мишень идет на высоте около трех километров. Боевой расчет прочно держит ее. Пуск. Ракета настигает самолет в облаке - единственном, зависшем в тот день над Капустиным Яром. Видим, как обломки мишени вываливаются из облака. Раздается смех "доброжелателей" - дескать, поставили мишень "на подрыв", а ракета тут вовсе не при чем. Большего позора для испытателей и желать было нельзя. После этого Хрущев не стал смотреть выставку ракет, сел в белую "Волгу" и уехал. Ждали "разноса", но обошлось - по словам сопровождавшего Хрущева маршала Бирюзова, он отнесся к этому "генеральскому эффекту" спокойно - испытания есть испытания.
Лотом стали разбираться, что лее нас подвело. Мелочи, в общем-то: в один из блоков попала вода и подкоротила..."

С сентября 1960 г. в испытаниях наступил продолжительный перерыв, вызванный необходимостью проведения доработок радиовзрывателя и предохранительно-исполнительного механизма. Исследования, проведенные НИИ-504 совместно с КБ-1 и ОКБ-2, показали, что в существующем виде радиовзрыватель работает только при отключении противопомеховых схем, что соответствовало минимальной высоте применения ракеты 120-150 м. При стрельбе по постановщику помех нижняя граница зоны поражения составляла уже 400-500 м. Не исключалась возможность срабатывания радиовзрывателя по активной помехе.
В конечном счете, было принято решение с конца 1960г. и в I квартале следующего года продолжать испытания ракеты с радиовзрывателем без противопомеховых схем. Тем временем завод №32 должен был до 1 марта 1961 г. доработать радиовзрыватель, обеспечив его эффективную работу в помеховых условиях.

В решении ВПК от 20декабря 1960г., рассмотревшем ход выполнения работ по системе С-125, отмечалось, что совместные испытания не закончены по причинам низкой надежности электровакуумных приборов, повышенных ошибок наведения в режиме работы с использованием аппаратуры селекции движущихся целей, недоработанности радиовзрывателя и предохранительно-исполнительного механизма.

Отработке станции СНР-125 препятствовали систематические задержки поставок комплектующих. Трудно было обеспечить настройку и последующую надежную работу электровакуумных изделий: магнетрона, клистронов, ламп бегущей волны, использовавшихся на посту УНВ в передатчике и приемнике.

В итоге, большинство этих проблем было решено, что позволило к марту 1961 г. завершить программу проводившихся на полигоне Капустин Яр Государственных испытаний. К этому времени появились сообщения о событии, состоявшемся очень далеко от астраханских степей. В США был проведен эксперимент, в ходе которого в октябре 1959 г. бомбардировщик В-58 "Хастлер" с полной бомбовой нагрузкой стартовал в районе форта Уэртон и перелетел через всю Северную Америку с востока на запад до базы Эдвардс. При этом В-58 прошел около 2300 км на высоте 100-150 м со средней скоростью 1100 км/ч и произвел "успешное бомбометание". Самолет летел без опознавательных знаков, система опознавания "свой-чужой" была отключена, но на всем пути следования В-58 не был обнаружен хорошо оснащенными радиолокационными постами ПВО Северо-Американского континента.

Этот полет вновь продемонстрировал, сколь велика потребность в маловысотном комплексе ПВО. Поэтому даже при наличии по-прежнему недостаточно надежного взрывателя и невыполнении требований по минимальной высоте поражаемых целей, комплекс С-125 с ракетой В-600П был принят на вооружение 21 июня 1961 г. Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР №561-233.

Отработанными к тому времени средствами С-125 достигалось поражение целей со скоростями до 1500-2000 км/ч в диапазоне высот 200-10000 м на дальностях 6-10 км. Обеспечивался обстрел целей, маневрирующих с перегрузкой до 4 единиц, в диапазоне высот 5000-7000 м. Околозвуковые цели на высотах более 1000 м могли поражаться даже при маневре с перегрузкой до 9 единиц. В условиях применения пассивных помех наибольшая высота поражения целей снижалась до 7000 м. При стрельбе по постановщику активных помех, осуществляемой по методу "трехточки", максимальная высота достигала 6000 м, а минимальная возрастала до 300м. Максимальный курсовой параметр составлял 7 км, увеличиваясь до 9 км для околозвуковых целей. Вероятность поражения цели одной ракетой оценивалась в 0,82-0,99 с ухудшением до 0.49-0,88 при постановке противником пассивных помех.

Первое время комплексы С-125 применялись также и частями ПВО Сухопутных Войск. Однако при существенно меньшей зоне поражения и использовании многократно более легкой ракеты наземные средства комплекса С-125 по массогабаритным показателям, уровню мобильности, быстроте развертывания и свертывания были близки к соответствующим элементам комплекса С-75. Поэтому еще до завершения создания комплекса С-125 было развернуто проектирование специально для Сухопутных войск комплекса "Куб" с зоной поражения, близкой к С-125. Разработка комплекса "Куб", содержащего целый ряд принципиальных и очень перспективных новшеств, шла с большим трудом, заданные сроки неоднократно срывались. Поэтому еще в 1963 г. на предприятиях-разработчиках С-125 рассматривалась возможность создания самоходного варианта этого комплекса.

Все выявившиеся в процессе испытаний недостатки не удалось устранить даже после принятия С-125 на вооружение. В связи с этим Решением ВПК от 24 августа 1961 г. N173 "Обустранении недостатков С-125, выявленных при испытаниях" была определена необходимость проведения основными разработчиками и испытателями ряда мероприятий: НИИ-504 поручалось испытать радиовзрыватель 5Е15 на вертолете с целью определения минимальной высоты применения и устранения влияния пассивных помех на его работу, полигону - в августе-сентябре 1961 г. провести 10 пусков ракет В-600П (в телеметрическом варианте) для испытаний доработанного радиовзрывателя, а в IV квартале 1961 г. - I квартале 1962 г. -осуществить контрольные испытания в условиях низких температур.

КБ-1 должно было в IV квартале 1961 г. построить на территории полигона стационарную вышку для имитации мишени, летящей на высоте 15-18 м, проработать радиопрозрачное укрытие для антенного поста СНР-125, до конца года провести испытания СНР при воздействии активных помех от станции "Резеда" и пассивных помех, применяемых при полете на малых высотах, в режиме ручного сопровождения цели. Следовало также провести оценку взаимного влияния комплексов С-75 и С-125 при расположении их на расстоянии 5-6 км друг от друга.

Тем временем началось серийное производство и поставки техники комплекса С-125 в Войска ПВО страны и ПВО Сухопутных войск. Первые ракеты В-600П были изготовлены опытным производством ОКБ-2. С 1959 г. началось производство ракет на заводе N32 в г. Кирове, который в 1940-1950 гг. специализировался на выпуске стрелково-пушечного авиационного вооружения. При этом с 1960-х гг. осуществлялся выпуск унифицированных ракет семейства В-600/В-601 для комплекса ПВО страны С-125 и корабельного комплекса М-1. В течение последующих десятилетий предприятие, получившее открытое наименование "Машиностроительный завод им. XX партсъезда", оставалось единственным изготовителем этих ракет и их модификаций. Наряду с этим на заводе строились также зенитные ракеты для комплексов Сухопутных войск и флота "Оса", "Тор", "Оса-М" и "Клинок". В настоящее время завод именуется "Вятское машиностроительное предприятие "Авитек".

На заводе N32 изготавливались также и автопилоты для ракеты В-600. Производство основных элементов станции наведения ракет СНР-125 осуществлялось заводом N304, выпускавшим аппаратные кабины УНК, а также заводами N23 и N710, собиравшими антенные посты УНВ. Отметим, что завод N23 в 1966 г. передал производство постов УНВ на Тушинский машиностроительный завод (бывший N82), где их выпуск продолжался до 1974 г. Пусковые установки производились на заводе в Юрге.

Аналогично практике ввода в строй серийных комплексов С-75, была создана стыковочная база комплексов С-125 на площадке N50 полигона Капустин Яр, обеспечивавшая прием боевых средств системы от производителей, стыковку и настройку техники огневых дивизионов, передачу техники представителям войсковых частей.

"В то время действовал следующий порядок, - вспоминал в книге "Грани "Алмаза" представитель военной приемки Борис Николаевич Перовский. - От каждых 50 ракет, изготовленных промышленностью и принятых военной приемкой, одна отстреливалась на полигоне. Если все было в порядке, вся партия ракет принималась. Если с пуском этой ракеты случалась какая-либо неприятность, пускали еще две ракеты из этой же партии. Если хоть с одной из этих двух ракет что-нибудь случалось, браковалась вся партия и назначалась комиссия для разбора.

Вот такой случай и произошел в середине декабря 1963 г. Как раз тогда только-только начала стихать острота разговоров о якобы имевшей место ненадежности системы С-125.

Собираю комиссию для разбора. Технический руководитель - Расплетин. Много представителей разработчиков. Случай исключительный - такого еще не было!

Команда: в Москву не возвращаться, пока не разберемся и не примем необходимые меры. А на носу - Новый год!

На полигоне, под тщательным контролем конструкторов, готовятся к пускам еще две ракеты. Развернуты два дивизиона, в каждом к стрельбе подготовлено по одной пусковой установке. Первым стреляет дивизион, где были неудачные пуски. Опять неудача. Ракета сразу же после старта выделывает какие-то невероятные кульбиты, втыкается в землю и взрывается.

Представители полигона говорят, что вторую пускать бессмысленно. Надо с этой разобраться. Это незыблемое полигонное правило. Пока с неудачей не разобрался, не стреляй! По предположению работников полигона, происходит что-то не то с ракетами. Представители конструктора ракеты с этим внутренне не согласны, хотя возразить ничего не могут.

Расплетин просит произвести пуск с соседнего дивизиона. Полигон вначале возражает, но после моей поддержки предложения Расппетииа все-таки соглашается. Пуск проходит безукоризненно.

С одной стороны, появился какой-то просвет. С другой - все запуталось окончательно. По характеру поведения ракеты, в авариях виновата она. Но ракеты из одной партии и при одинаковой подготовке не могут вести себя столь по-разному!

На лицах у всех - полнейшее уныние. Нависла серьезная угроза возврата ряду заводов всей годовой программы. Некоторые военные явно злорадствуют. Кто-то, ни к кому не обращаясь, говорит: "Накрылся Новый год!"

Рядом со мной стоит главный конструктор автопилота ГИ. Авруцкий. Просто так, чтобы прервать затянувшееся тяжелое молчание, говорю ему:

- Гарри Израилевич, а может, у вас автопилоты не в ту сторону крутятся?

Надо было видеть смену выражения его лица. От инертной безнадежности переходит к какому-то недоумению, напряженной мысли и, наконец, мелькнувшей надежде:

- Что? А? Не в ту? Господи, да ведь похоже!

Бегом к Расплетину.

- Александр Андреевич, надо фазы на пусковой установке проверить. Вдруг перепутаны! И пусковая раскручивает автопилоты в обратную сторону...

У Расплетина та же смена выражений на лице. Только очень быстро. Он схватывает мгновенно:

- Тащите приборы, скорее.

У него на лице - даже не надежда. Он уже не предполагает, а знает, в чем дело. Александр Андреевич воодушевлен. Глаза горят. Он уверен. Он не может молчать, пока бегут, с приборами. Он командует:

- На завтра - пуск! И закажите самолет на Москву. Вылет - завтра же, 31-го, в 16.00! А сейчас проверим и всем ужинать и спать.

В это время приносят приборы. Все толпятся около щитка пусковой установки.

- Козлы! На заводе фазы не проверили!

Таким образом, партия ракет и программа года были реабилитированы".

Развертывание первых зенитных ракетных полков, оснащенных комплек-самиС-125, началось с 1961 г. в Московском округе ПВО. Наряду с этим, зенитные ракетные и технические дивизионы систем С-125 и С-75, а позднее и С-200 организационно сводились также в бригады ПВО, как правило, смешанного состава - включающие комплексы разного типа.

В дальнейшем, применительно к системе С-125 была доработана система автоматизированного управления АСУРК-1 системы С-75 и разработаны единые тренажерные средства.

В 1963 г. создание С-125 было отмечено Ленинской премией, лауреатами которой стали П.Д.Грушин, В.А. Едемский , В.Д. Селезнев, Ю.Н. Фигуровский и другие.

Комплекс С-125 "Нева"

Станция наведения ракет СНР-125 Средства станции наведения ракет СНР-125 Антенный пост станции наведения ракет СНР-125

Комплекс С-125 - одноканальный по цели и двухканальный по ракете. Состав его аппаратуры позволял вести обстрел целей в условиях применения противником пассивных и активных помех. Комплекс предназначен для поражения самолетов стратегической, тактической и морской авиации, а также ракет воздушного базирования в широком диапазоне условий их боевого применения.

Как и в С-75, в комплексах семейства С-125 использовалось несколько видов сопровождения цели:

  • "ручное" по всем координатам;
  • "автоматическое по угловым координатам и ручное по дальности";
  • "автоматическое" (по всем координатам).

Самолеты-постановщики помех сопровождались только в "ручном" режиме по угловым координатам (с наведением по "центру" источника помехи) с установкой отметки дальности на дальней границе зоны поражения. Радиолокационное сопровождение ракеты велось по сигналу бортового радиоответчика только в автоматическом режиме по всем координатам.

Размещение аппаратуры комплекса в КУНГах, смонтированных на базе автомобильных прицепов и полуприцепов, на буксируемых колесных повозках позволяло разворачивать комплекс и вести боевую работу с практически любой позиции. Для боевой позиции дивизиона было достаточно относительно ровной площадки размерами 200 на 200 м с малыми углами закрытия.

При размещении комплекса ЗРК-125 на подготовленной позиции для средств станции наведения ракет СНР-125 (кабина УНК, ДЭС, РКУ, кабина связи, ПРМ) строилось полузаглубленное железобетонное сооружение с прикрытием дополнительным земляным покрытием. В сооружении предусматривались дополнительные помещения для командного пункта дивизиона, а также комната отдыха дежурной боевой смены и учебный класс, подготовленный к использованию в качестве убежища личного состава радиотехнической батареи. Помещения оборудовались фильтровентиляционной системой. Кроме того, для боевого расчета станции наведения ракет дополнительно имелся комплект изолирующих противогазов.

Пусковые установки на подготовленной позиции располагались в полукольцевых обваловках с выносом относительно антенного поста СНР в сторону сектора ответственности дивизиона. Маскировка ПУ выполнялась во многих вариантах с использованием маскировочных сетей, различавшихся способами их вывешивания и уборки.

Для хранения ракет строились подготовленные и оборудованные как убежище железобетонные сооружения N7 на 8-16 ракет, где предусматривалось место и для размещения личного состава стартовой батареи. На крыше сооружения обычно строился пункт визуального наблюдения (ПВН), где размещались зенитный пулемет ДШК с расчетом и аппаратура химического контроля. В особых условиях, например при отсутствии строительных материалов или необходимых площадок, допускалось открытое хранение в таре N1 боекомплекта ракет на позициях дивизионов.

Аппаратура кабины управления УНК монтировалась в оснащенном фильтровентиляционной установкой корпусе полуприцепа ОдАЗ-828. С целью обеспечения приемлемых условий ведения боевой работы и несения боевого дежурства на необорудованной позиции кабина оснащалась кондиционером и электроотопителями.

Транспортно-заряжающая машина ПР-14А

Основное назначение ЗРК С-125 - борьба с маловысотными целями - определило построение антенной системы и конфигурацию антенного поста. Для поиска целей использовалась антенна УВ-10. Сканированием узкого радиолокационного луча достигался обзор пространства в секторе 1-1,5 град. по азимуту и 10 град, по углу места. Посылка пачки зондирующих импульсов от передатчика и прием отраженных сигналов для обработки в приемнике высокочастотных сигналов производились одной антенной. Переключатель приема-передачи обеспечивал защиту приемного тракта и приемника от мощного сигнала передатчика на временном интервале его работы. Управлением из кабины УНК положением антенной системы по азимуту (вращение без ограничений) и по углу места (от -5 град, до +79 град.) обеспечивалась возможность поиска целей практически во всей верхней полусфере. При ведении автономных боевых действий предусматривались автоматические режимы поиска воздушных целей:

  • круговой обзор (КО) - поворот антенного поста на 360 град, по азимуту производился за 20 с;
  • малый секторный поиск (МСП) - просматривался сектор 5-7 град, по азимуту с изменением в ручном режиме положения антенн по углу места;
  • большой секторный поиск (БСП) - просматривался сектор 20 град, по азимуту с возможностью регулировки амплитуды изменения азимута до режима МСП.

При работе со средствами АСУ бригады (полка) ПВО производился только допоиск целей после отработки целеуказания по наведению антенного поста в расчетную точку нахождения воздушной (надводной) цели.

В зависимости от сложности помеховой обстановки обнаруженная цель бралась на сопровождение в автоматическом или ручном режиме. При захвате цели на сопровождение сканирование антенной УВ-10 прекращалось; механический сканер стопорился, и антенна использовалась только для определения дальности до цели (передатчиком формировались не пачки зондирующих сигналов, а непрерывный ряд импульсов). Производилось поочередное сканирование антеннами УВ-11 в двух наклонных плоскостях лучами 1 град, х 10 град., что позволяло производить захват стартовавших ракет, визировать цель и наводимые на нее ракеты. Цель удерживалась операторами ручного сопровождения или автоматически аппаратурным комплексом станции по центру пачки отраженных от нее сигналов.

Для передачи команд управления на борт ракеты использовалась антенна УВ-12 с широким лучом.

Основанием антенного поста УНВ служила артиллерийская повозка КЗУ-16К, при развертывании на позиции выставляемая на домкраты. Общая высота антенного поста в боевом положении составляла около 6,5 м.

Для транспортировки антенн при смене позиции использовался придаваемый комплексу прицеп 2-ПН-6М. Демонтаж и укладка на прицеп сканеров и антенн УВ-10, УВ-10-2, УВ-12, блока антенн УВ-11 производились при повороте ферменной конструкции основания поста относительно горизонтальной оси при нескольких последовательных поворотах блока антенн по углу места. В зарубежных информационных источниках антенный пост получил обозначение Low Blow.

Комплект ЗИП для кабины УНК и поста УНВ располагался в передвижной ремонтной мастерской (ПРМ), выполненной в КУНГе на базе шасси автомобильного прицепа.

Перевозимая двухбалочная пусковая установка 5П71 (СМ-78А-1) с переменным углом старта оснащалась синхронно-следящим электроприводом для наведения по азимуту и углу места в заданном направлении. Расчетная масса размещаемых на пусковой установке ракет могла достигать 945 кг. При развертывании на стартовой позиции с допустимым уклоном площадки до 2 град, горизонтирование пусковой установки (ПУ) производилось с помощью винтовых домкратов.

Транспортно-заряжающая машина ПР-14А Схема ЗУР В-601П

Для заряжания пусковых установок и перевозки ракет 5В24 в ГСКБ была разработана транспортно-заряжающая машина ПР-14А (в дальнейшем модификации ПР-14АМ, ПР-14Б) с использованием шасси автомобиля ЗиЛ-157. Сопряжение по направляющим с пусковой установкой обеспечивалось размещением на грунте подъездных мостков, а также применением стопоров на транспортно-заряжающей машине (ТЗМ) и ПУ, фиксировавших положение ТЗМ. Нормативное время перевода ракеты с ТЗМ на ПУ - 45 с.

Ракета 5В24 (В-600П) твердотопливная, двухступенчатая.

Первая ступень ракеты представляла собой стартовый ускоритель с твердотопливным двигателем ПРД-36 (войсковое обозначение - 5С45), разработанным в КБ-2 завода N81 под руководством И.И. Картукова. ПРД-36 снаряжался 14 одноканальными цилиндрическими шашками пороха марки НМФ-3К диаметром 134 мм и длиной 1180 мм. Общая масса заряда двигателя, получившего индекс 5Б84, составляла 280-281 кг. Время работы двигателя первой ступени достигало 4 с. Двигатель комплектовался воспламенителем 5Б94. Сопло стартового двигателя оснащалось "грушей", позволявшей регулировать площадь критического сечения в зависимости от температуры окружающей среды. Заднее днище корпуса и сопло двигателя прикрывались хвостовым отсеком в форме усеченного обратного конуса.

Стартовый ускоритель 5С45 ЗУР 5В27 © В. Степанов

Каждая консоль стабилизатора прямоугольной формы закреплялась в шарнирном устройстве на переднем шпангоуте хвостового отсека. При наземной эксплуатации более длинная сторона стабилизатора прилегала к цилиндрической поверхности корпуса стартового двигателя.

При сходе с пусковой установки специальным ножом перерезалась стяжка, фиксирующая консоли стабилизатора. Под действием инерционных сил они проворачивались более чем на 90 град., прилегая короткой стороной к наружной поверхности выполненного в форме обратного конуса хвостового отсека стартовой ступени. Замедление консоли стабилизатора перед контактом с поверхностью хвостового отсека обеспечивалось применением тормозного поршневого устройства, а также сминаемого штифта, закрепленного на консоли стабилизатора. Крайнее заднее полетное расположение консолей обеспечивало высокую степень статической устойчивости отработавшего стартовика после отделения от маршевой ступени, что приводило к нежелательному расширению опасной зоны падения стартовой ступени. Поэтому на последующих вариантах ракеты были приняты меры по устранению этого недостатка.

Длина выполненной по аэродинамической схеме "утка" маршевой ступени ракеты составляла 3865 мм. Разработчики разделили корпус маршевой ступени ракеты на две зоны, разместив твердотопливный двигатель в хвостовой части и сосредоточив почти все оборудование в четырех передних отсеках ракеты.

В переднем коническом отсеке длиной 925 мм с диаметром основания 240 мм под радиопрозрачными элементами обтекателя располагался радиовзрыватель 5Е15 "Пролив". Далее в отсеке длиной 286 мм находились две рулевые машины, задействованные на отклонение аэродинамических рулей. Площадь каждой консоли руля составляла 0,053 м2. Необходимую эффективность работы аэродинамических рулей в широком диапазоне высот и скоростей полета обеспечивали пружинные механизмы.

Загрузка ракет 5В24 в самолёт Ан-12

Далее располагался отсек боевой части в форме усеченного конуса длиной 462 мм с диаметром торцевых стыковочных шпангоутов 265 и 309 мм. Осколочно-фугасная боевая часть 5Б15 содержала 32-33 кг взрывчатого вещества и при подрыве образовывала 3560-3570 осколков массой по 5,4 г. Перед боевой частью располагался предохранительно-исполнительный механизм 5Б72 (И-68) с тремя ступенями предохранения, обеспечивающий безопасность наземной эксплуатации ракеты и исключение несанкционированного подрыва боевой части.

За боевой частью находился отсек длиной 1125 мм с бортовой аппаратурой. В верхней части был установлен центральный распределитель, под ним - преобразователь 5П54 и бортовой источник питания - турбогенератор УР-80М. Привод рулевых машинок и турбогенератора осуществлялся сжатым воздухом, находившимся в шар-баллоне под давлением 300 атм. Далее размещались автопилот 5А22 (АПС-600), блок аппаратуры радиоуправления 5У42 (УР-20А) и рулевые машинки канала крепа. Управление по крену осуществлялось элеронами, расположенными на верхней правой и нижней левой консолях крыла.

Конструкция маршевого двигателя была традиционной для твердотопливной техники 1930-1940 гг. - с разъемным стальным корпусом диаметром 375 мм. Двигатель снаряжался вкладным зарядом 5Б83 массой 125 кг из нитроцеллюлозного состава НМ-4Ш, выполненным в виде моноблочной шашки с цилиндрическим каналом при наружном диаметре 340 мм. Сверху конического переходного отсека размещался коробчатый блок с устройством запуска двигателя маршевой ступени. Запуск маршевого двигателя производился воспламенителем 5Б93 по спаду перегрузки до заданного уровня в конце работы стартового двигателя.

К корпусу маршевой ступени крепились консоли крыла трапециевидной формы. Хорда у корня крыла составляла 1050 мм, у законцовки - 300 мм, размах - 1135 мм, площадь консоли - 0,256 м2. Элероны размещались только на двух консолях в одной из плоскостей.

Связь привода рулевых машин с элеронами осуществлялась посредством длинных жестких тяг, проложенных снаружи корпуса двигателя без прикрытия гаргротами - над левой нижней и над правой верхней консолями. Два короба бортовой кабельной сети проходили от переднего торца отсека боевой части до хвостового отсека маршевой ступени по левому и правому бортам ракеты. Кроме того, короткий короб проходил сверху над отсеком боевой части.

Время срабатывания самоликвидатора ракеты устанавливалось на 26 с после старта, по истечении которых ракета уводилась вверх с последующим подрывом боевой части. Режим самоликвидации ракеты вводился при промахе независимо от времени полета.

Длина В-600П составляла 6,09 м, стартовая масса - 912 кг. Диаметр корпуса маршевой ступени - 0,375 м, ускорителя - 0,55 м.

РЛС П-15, антенно-мачтовое устройство "Унжа" и ТЗМ ПР-14А Антенны радиорелейной связи 5Я62 © И.Мотлик

Придаваемые комплексу С-125 станции разведки и целеуказания П-12 (П-12НМ) "Десерт" и П-15 "Тропа" (Flate Faсe - по принятым в НАТО обозначениям) при установке антенн на автомобильном шасси комплектовались автономными дизельными электростанциями. Для увеличения дальности обнаружения целей на малых высотах станция П-15 оборудовалась дополнительной антенной на мачтовом устройстве "Унжа" (П-15 с размещением антенны на мачтовом устройстве за рубежом обозначалась как Sguat Eye).

В составе комплекса использовались наземные радиозапросчики "Кремний-2М" и "Пароль-1".

Обычно на боевых позициях аппаратные кабины и дизель-электростанции радиолокационных станций разведки размещались в бетонных инженерных сооружениях, обвалованных землей.

Кабина сопряжения и связи 5Ф20 (позднее использовались кабины 5Ф24, 5X56) позволяла осуществлять работу станции наведения ракет в режиме приема целеуказаний от АСУ. Дополнительно дивизиону могла придаваться аппаратура радиорелейной связи 5Я61 "Циклоида" (5Я62, 5Я6З).

Для тренировок операторов станций наведения ракет и разведки целей, а также офицеров наведения в войсках использовалась имитационная аппаратура "Аккорд", придаваемая комплексам С-75 и С-125 из расчета один комплект па четыре зенитных ракетных дивизиона. Аппаратура "Аккорд" размещалась в полуприцепе ОдАЗ-828.

В ходе серийного производства постоянно совершенствовалась аппаратура, повышалась культура производства, велся подбор материалов и отрабатывались технологии для обеспечения надежности комплектующих, а также печатного монтажа, широко примененного при изготовлении радиоэлектронной аппаратуры СНР.

ЗРК С-125М "Нева-М"

Средства ЗРК С-125М: СНР-125, ПУ 5П73 и ТЗМ ПР-14АМ Боевые средства ЗРК С-125М "Нева-М" на позиции Схема ЗУР В-601П Схема ЗУР В-601П

Как уже отмечалось, в ходе испытаний комплекса С-125 выявился ряд недостатков радиовзрывателя 5Е15. Кроме того, зона поражения уже представлялась явно недостаточной для двухступенчатой ЗУР массой почти в тонну. Это было очевидно в сравнении с ракетой войскового 3М9 зенитного ракетного комплекса "Куб", начатой разработкой в 1958 г.

31 марта 1961 г., еще до принятия С-125 на вооружение, было принято Решение ВПК о проведении модернизации ракеты и аппаратурных средств СНР-125. Оно основывалось на предложениях ГКАТ и ГКОТ по созданию ракеты с увеличенными дальностью и верхней границей зоны поражения, при повышенной до 630 м/с средней скорости полета. Предлагалось основательно переделать пусковую установку, обеспечив размещение на ней четырех ракет. Согласно одной из версий, последняя задача была поставлена лично Д.Ф. Устиновым.

Постановлением 1961 г. наряду с принятием на вооружение ракеты В-600П была официально задана раз работка более совершенного образца, получившего обозначение В-601П (изделие 5В27), хотя соответствующее дополнение к эскизному проекту по ракете было выпущено ОКБ-2 еще в конце 1959 г. Параллельно совершенствовалась корабельная зенитная ракета В-601 (4К91). Отметим, что указанная ракета В-601 - вторая под этим наименованием, в конце 1950-х гг. применявшимся для "сухопутного" варианта В-600.

Поскольку в данном случае не ставилась задача создания принципиально новой зенитной ракетной системы, модернизация комплекса в целом была поручена конструкторскому коллективу завода N304 при сохранении общего руководства за КБ-1. Состав аппаратуры станции наведения ракет был расширен и доработан применительно к новой ракете В-601П. В модифицированный вариант комплекса ввели новую четырехбалочную пусковую установку 5П73, которая обеспечивала возможность боевого использования ракет В-600П и В-601П, а также проведение тренировок расчетов. Появились и модернизированные варианты транспортно-заряжающих машин ПР-14М, ПР-14МА, созданные на базе шасси автомобиля ЗиЛ-131.

Схема ЗУР 5В27 (В-601П)
1. Передающая антенна РВ
2. Радиовзрыватель (РВ)
3. Рулевой привод
4. Боевая часть
5. Приемная антенна РВ
6. Преобразователь
7. Центральный распределитель
8. Батарея
9. Автопилот

10. Аппаратура радиоуправления
11. Рулевой привод элеронов
12. Шток кинематики привода элеронов
13. Маршевый двигатель
14. Торовай воздушный баллон
15. Блок включения маршевого двигателя
16. Дестабилизатор стартовика
17. Стартовый двигатель
18. Узел проворота стабилдизаторов
Схема из журнала "Авиация и Космонавтика" №12, 2002

Работа над новой ракетой В-601П (5В27) была официально начата по Постановлению СМ СССР N561-233 от 21 июня 1961 г. Основными направлениями работы стали разработка нового радиовзрывателя 5Е18 и маршевого двигателя на принципиально новом смесевом топливе. Высокий удельный импульс и повышенная плотность этого топлива при сохранении габаритов ракеты должны были увеличить энергетические характеристики двигателя и обеспечить расширение зоны поражения комплекса.

Постановлением от 29 июня 1962 г. N660-270 было задано увеличение максимальной высоты действия комплекса до 14 км, дальности - до 20 км, а плановый срок окончания испытаний усовершенствованной ракеты устанавливался на ноябрь 1963 г.

В ходе заводских испытаний В-601П, проводившихся с 15 августа по 28 декабря 1962 г., было выполнено 28 пусков, в том числе шестью ракетами в боевой комплектации, которыми было сбиты две мишени МиГ-17. В конце 1962 г. начались совместные испытания, ход которых несколько задержался из-за ненадежности маршевого двигателя при температурах от -20 до -25 град.С. При более низких температурах отмечались систематические разрушения двигателей на стенде (один из пяти при -30 град.С и пять из 17 при -40 град.С).

В результате, соответствующим Решением ВПК N27 от 30 января 1963 г. был определен срок возобновления совместных испытаний - март 1964 г. Одновременно на НИИ-125 возлагалась задача обеспечения надежности заряда двигателя. При необходимости требовалось обеспечить подогрев ракет при температурах ниже -20 град.С. В свою очередь, НИИ-6 поручалось подготовить предложения по повышению эффективности боевой части 5Б18.

Еще до завершения совместных летных испытаний в соответствии с Решением ВПК N2б0, принятым 13 декабря 1963 г., на заводе N32 началась подготовка к выпуску ракет В-601П. Однако и в 1964 г. при испытаниях еще наблюдались неудачные пуски ракет по причине отказов маршевого двигателя и боевой части.

Постановлением СМ СССР N479-199 от 29 мая 1964 г. ракета 5В27 (В-601П) была принята на вооружение. При этом устанавливалось, что при применении новой ракеты поражались цели со скоростями полета до 1500-2000 км/ч на дальности до 17 км в диапазоне высот 200-14000 м. При постановке пассивных помех заданной плотности максимальная высота поражения снижалась до 8000 м, дальность -до 13,2-13,6 км. Маловысотные (100-200 м) цели уничтожались на дальности до 10 км. Дальность поражения околозвуковых самолетов достигала 22 км.

Основными отличиями новой ракеты от ранее созданной В-600П был новый, более совершенный маршевый двигатель с вкладным зарядом из смесевого топлива 301-К массой 151 кг, взрыватель 5Е18, предохранительно-исполнительный механизм 5Б79 и боевая часть 5Б18 массой 72 кг, при подрыве которой обеспечивалось образование 4500 осколков массой по 4,72-4,79 г.

Внешне ракеты В-601П легко опознавались по двум аэродинамическим поверхностям, которые были установлены на переходном соединительном отсеке за верхней правой и нижней левой консолями в целях уменьшения дальности полета стартовика после его отделения. После разделения ступеней эти поверхности разворачивались, что приводило к интенсивному вращению и торможению ускорителя с разрушением всех или нескольких консолей стабилизатора и, в результате, к его беспорядочному падению на относительно малом удалении от пусковой установки.

Время работы стартового ускорителя составляло 2-4 с, маршевого двигателя - до 20 с. Для расширения зоны поражения ракета наводилась и на пассивном участке траектории, при этом время самоликвидации было увеличено до 49 с. Ракета могла маневрировать с перегрузками до 6 единиц. Допускалась эксплуатация ракеты в температурном диапазоне от - 40 град, до +50 град.

Одновременно с принятием на вооружение ракеты В-601П Правительством было задано проведение работ по расширению боевых возможностей комплекса, в частности по обеспечению стрельбы по целям, летящим со скоростями до 2500 км/ч, обеспечению поражения околозвуковых целей на высотах до 18 км, увеличению вероятности поражения целей и повышению защищенности от помех. Необходимые мероприятия были проведены достаточно быстро, но официально основные характеристики были откорректированы только спустя три года.

Для расширения боевых возможностей, повышения надежности и улучшения эксплуатационных свойств были созданы следующие модификации ракеты:

  • 5В27Г - герметичная;
  • 5В27ГП - герметичная, с приближенной до 2,7 км ближней границей зоны поражения;
  • 5В27ГПС - герметичная, с приближенной ближней границей зоны поражения, с селектирующим блоком. Применение на ракете селектирующего блока уменьшило вероятность срабатывания радиовзрывателя по отраженным сигналам от местных предметов при стрельбе по низколетящим целям;
  • 5В27ГПУ - ракета 5В27ГП с ускоренной предстартовой подготовкой, что достигалось за счет подачи повышенного напряжения на бортовую аппаратуру от наземного источника питания в режиме предстартового прогрева аппаратуры (соответствующую доработку прошла и аппаратура предстартовой подготовки в кабине УНК).

Для проведения тренировок по заряжанию и разряжанию пусковой установки, вождению ТЗМ с ракетами промышленностью выпускались габаритно-весовые макеты ракет, а для обучения личного состава - учебно-действующие и разрезные макеты ракет.

Ракеты В-601 всех модификаций выпускались кировским заводом N32. Предполагалось организовать производство ракет и на ленинградском заводе N272, но это предприятие было переключено на выпуск ракет для комплекса С-200. В работах по обеспечению серийного выпуска ракет принимали активное участие специалисты НИАТ и ВИАМ.

Четырехбалочная пусковая установка СМ-106 или 5П73 - вид спереди

Перевозимая четырехбалочная пусковая установка 5П73 (СМ-106 в системе обозначений ЦКБ-34) была спроектирована под руководством главного конструктора Б.С. Коробова. Без газоотражателей и ходовой части она транспортировалась на автомобиле ЯАЗ-214. С целью предотвращения касания ракетой земли или местных предметов при "проседании" на начальном неуправляемом этапе полета при стрельбе по маловысотным целям устанавливался минимальный угол встреливания ракеты - 9 град. Для предотвращения эрозии грунта при пусках ракет вокруг ПУ настилалось специальное резинометаллическое многосекционное круговое покрытие.

Заряжание пусковой установки осуществлялось последовательно двумя ТЗМ, подходившими к правой или левой паре балок. Допускалось заряжание пусковой установки одновременно ракетами В-600П и В-601П ранних модификаций. Для сопряжения направляющих транспортно-заряжающей машины ПР-14М (ПР-14МА) и пусковой установки на грунте устанавливались подъездные мостки, фиксировавшие положение ТЗМ относительно левой или правой пары балок ПУ.

Пусковая установка выпускалась несколькими заводами, в том числе на заводе в Юрге (с 1977 г.). При размещении дивизиона на подготовленной позиции для обеспечения электропитания от промышленной сети использовалась передвижная трансформаторная подстанция (ТПС), смонтированная в кузове двухосного автомобильного прицепа.

Для обеспечения целеуказания при ведении боевых действий без АСУ ПВО дивизионам С-125 придавались радиолокационные станции разведки и целеуказания: метрового диапазона - типа П-12 (П-18), дециметрового диапазона - П-15.

Станции разведки и целеуказания П-12НМ (П-18) и П-15 комплектовались собственными автономными источниками электропитания АД-10-Т/230МАБ-8-О/230М и АБ-4-Т/230М. Для улучшения возможностей по обнаружению маловысотных целей СРЦ П-15 придавалась самоподъемное антенно-мачтовое устройство "Унжа" для подъема антенны на высоту до 50 м. Определение государственной принадлежности летательных аппаратов производилось придаваемыми дивизиону наземными радиолокационными запросчиками (НРЗ) "Пароль-3П" (75Е6) или "Пароль-4П" (1Л22).

Комплекс С-125М в целом был принят на вооружение 27 сентября 1970 г. Создание модернизированного варианта системы С-125М было отмечено Государственной премией, лауреатами которой стали В.М. Балдин, СА. Бычков, В.Е. Дубровин, Б.С.Коробов, Ю.И. Малетин, Г.И. Мейтин, Е.И.Никифоров, Б.Н.Перовский, В.М.Толоконников, О.И. Шкварников.

ЗРК С-125М1 (С-125М1А) "Нева-М1".

Транспортно-заряжающая машина ПР-14М украинских ПВО

В начале 1970-х гг. была проведена модернизация комплекса С-125М в части совершенствования радиоэлектронной аппаратуры, обеспечившая повышение помехозащищенности каналов визирования цели и управления ракетой. Введением аппаратуры телевизионно-оптического визирования (ТОВ) и сопровождения цели "Карат-2" (9Ш33А) была достигнута возможность в условиях визуального наблюдения цели вести ее сопровождение и обстрел без радиолокационного излучения в пространство. При этом передатчик целевого канала переключался на размещенный на антенном посту эквивалент антенны. Существенно облегчалась работа по самолетам-постановщикам помех в условиях визуального наблюдения. Однако оптический капал визирования цели терял эффективность в условиях плохой погоды и облачности, а также при засветке телевизионных экранов при наблюдении в сторону солнца или на импульсный источник света, ставящийся атакующим самолетом. Кроме того, телевизионно-оптическое визирование не обеспечивало информации о дальности до цели, что ограничивало возможности выбора методов наведения и существенно снижало эффективность стрельбы по скоростным целям.

Во второй половине 1970-х гг. в комплексах была введена аппаратура для увеличения эффективности использования по целям на предельно малых высотах и при стрельбе по наземным (надводным) радиолокационно видимым целям.

Зенитные управляемые ракеты В-601П на пусковой установке 5П73 с максимальным углом возвышения

Кроме того, была создана новая модификация ракеты 5В27Д с увеличенной скоростью полета, что позволило ввести режим обстрела целей "вдогон". Длина ракеты увеличилась, стартовая масса возросла до 980 кг при массе стартового ускорителя 407 кг. Для более тяжелых 5В27Д оказалось возможным заряжание только трех ракет на ПУ 5П73 при размещении на любых балках.

ЗРК С-125М1 с ракетой 5В27Д был принят на вооружение 3 мая 1978 г.

С начала 1980-х гг. на СНР-125 всех модификаций в ходе проведения доработок как средство противодействия противорадиолокационным ракетам устанавливалась аппаратура "Дублер" с одним - двумя выносными имитаторами радиолокационной части станции наведения ракет, расположенными па огневой позиции дивизиона в удалении от аппаратурной части комплекса и работающими при излучении в режиме "мерцание".

Экспортные варианты комплекса С-125 "Нева" получили обозначение "Печора" и поставлялись во многие страны, применялись в ряде вооруженных конфликтов и локальных войн. Комплекс в "тропическом" исполнении изготавливался с применением лакокрасочных покрытий, отпугивающих термитов.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ КОМПЛЕКСОВ С-125

Ракеты 5В24 во время боевых действий на Ближнем Востоке (Египет, 1973 г.) и сбитые ими израильские самолеты. Фотографии из "Юбилейного альбома МКБ "Факел". Египетские средства ЗРК С-125, захваченные и поврежденные израильтянами Пусковая установка СМ-78А египетского ЗРК С-125

Как известно, наиболее ярким периодом в истории ЗРК С-75 стали годы Вьетнамской войны, в ходе которой это оружие применялось достаточно интенсивно, что в значительной мере и определило характер и исход боевых действий. В середине 1960-х гг. комплексы С-125 еще считались крайне секретной техникой, чтобы рисковать возможностью ознакомления с ней не только вьетнамцев, но и специалистов другой, куда более просторной страны Дальнего Востока.

Звездный час С-125 пробил весной 1970 г., когда по решению советского руководства в процессе проведения операции "Кавказ" в Египет была направлена большая группа наших ракетчиков и летчиков. Они были призваны обеспечить ПВО этой страны в условиях усилившихся налетов израильской авиации, осуществлявшихся в ходе так называемой "войны на истощение" 1968-1970 гг. Боевые действия велись в основном в зоне Суэцкого канала, на западный берег которого израильтяне вышли по завершении победоносной для них "шестидневной" войны 1967 г.

При доставке вооружения из СССР в Египет использовалось около полутора десятков сухогрузов ("Роза Люксембург", "Дмитрий Полуян" и др.), перевозивших, по официальной версии, "сельскохозяйственную" технику,

Зенитные ракетные дивизионы комплексов С-125 с советским персоналом, объединенные в дивизию ПВО, были призваны усилить группировки египетской ПВО, оснащенной ЗРК С-75. Основным преимуществом советских ракетчиков, наряду с более высоким уровнем подготовки, стала новизна для израильтян, как и для поддерживающих их американцев, особенностей комплекса С-125, работавшего в несколько ином частотном диапазоне по сравнению с уже "засветившимся" у противника С-75. Поэтому на первых порах израильские самолеты не оснащались эффективными средствами радиоэлектронного противодействия С-125. Кроме того, используя равнинный характер местности, израильские летчики, как правило, действовали на предельно малых высотах, недоступных для эффективного применения С-75. Атакуя эти комплексы, они выполняли горку и пикировали в "воронку" непростреливаемой зоны над позицией ЗРК.

Отправка в Египет ограниченного советского воинского контингента способствовала реализации ряда мероприятий по повышению боевой устойчивости ЗРК. В частности, для самообороны позиций ЗРК каждому дивизиону придавались три-четыре зенитных самоходных установки ЗСУ-23-4 "Шилка" и отделение переносных зенитных ракетных комплексов "Стрела-2". В дальнейшем в Египте "Шилки" располагались в 200-300 м от позиции ЗРК, а позиции стрелков-зенитчиков со "Стрелой-2" выдвигались на удаление около 5-7 км в направлении вероятного подхода самолетов противника на малых высотах, так как в те годы это оружие могло поражать самолеты противника только вдогон. Непосредственно на огневой позиции выставлялся пост визуального наблюдения. Связь между всеми постами и командным пунктом дивизиона осуществлялась по проводным линиям. При боевом использовании комплекса С-125 в Египте для обороны от воздушного противника на малых дальностях также применялись пулеметы ДШК.

Целесообразность и даже необходимость этих мер обеспечения самообороны была очевидна уже на протяжении многих лет, но их внедрение в жизнь осуществилось только применительно к частям, направлявшимся в Египет. Кроме того, силами египетских строителей позиции ЗРК были заранее оборудованы защитными сооружениями для размещения кабин и агрегатов комплекса. Железобетонные сооружения, присыпанные слоем песка толщиной 4-5 м, обеспечивали надежную защиту от бомб калибра до 500 кг. Пусковые установки ракет прикрывались обваловкой. Предполагалось создать в местах базирования каждой группировки ряда запасных полевых и ложных позиций, а также обеспечить зенитное прикрытие как стационарных, так и запасных позиций вспомогательными средствами. Буксировка пусковых установок в условиях пустыни осуществлялась тягачами АТ-С, введенными в состав дивизионов.

Как водится, первой блин оказался комом, притом кровавым. Заступление на боевое дежурство в ночь с 14 на 15 марта 1970 г. советские ракетчики отметили боевой работой, сбив двухракетным залпом египетский Ил-28, вошедший в зону поражения ЗРК С-125 на высоте 200 м с неработающей аппаратурой государственного опознавания. При этом рядом с советскими офицерами находились и египетские военные, клятвенно заверившие наших ракетчиков в том, что их самолетов в зоне обстрела быть никак не может. Наши соотечественники отметили несколько странную реакцию "простодушных" египтян на этот инцидент, Поражение своего Ил-28 они восприняли чуть ли не с восторгом, многократно повторяя: "Лучше "Хока", лучше "Хока"!"

Похоже, что, стремясь продлить восторг египтян, три дня спустя расчет переносного ЗРК "Стрела-2", прикрывавшего позицию советского дивизиона С-125, обстрелял также и египетский Ан-24. К счастью, пассажирский самолет с одним неработающим двигателем дотянул до аэродрома и сел, хотя бравые стрелки-зенитчики отрапортовали о "бесславном конце израильского агрессора".

Тем не менее, через несколько недель дело дошло до стрельб по настоящему противнику. Вначале они прошли безрезультатно. Израильские летчики старались обходить зоны поражения ЗРК, размещенных на позициях с защитными сооружениями. Стрельбы по самолетам противника, находящимся на дальней границе зоны пуска, завершались тем, что израильский летчик успевал развернуться и уйти от ракеты.

Пришлось откорректировать тактику применения ЗРК. Комплексы выводили из оборудованных надежными укрытиями районов постоянной дислокации на позиции "засады", пуск ракет производился по целям на дальностях до 12-15 км. Совершенствуя боевое мастерство в условиях реальной угрозы со стороны противника, советские ракетчики довели время свертывания комплекса до 1 ч 20 мин вместо 2410 мин, заданных по нормативу.

В результате 30 июня 1970 г. дивизиону капитана В.П. Маляуки удалось сбить первый "Фантом", а спустя пять дней дивизион С.К. Завесницкого "завалил" и второй F-4E. Последовали и ответные удары израильтян. В ходе ожесточенного боя 18 июля в дивизионе В.М. Толоконникова погибло восемь советских военнослужащих, но и израильтяне не досчитались четырех "Фантомов". Еще три израильских самолета были сбиты дивизионом Н.М. Кутынцева 3 августа, а спустя несколько дней при посредничестве третьих стран было достигнуто соглашение о прекращении боевых действий в зоне Суэцкого канала.

Приведенные выше сведения о боевой работе советских ракетчиков основаны на воспоминаниях участников событий, опубликованных в изданных в 2001 г. сборниках "Тогда в Египте" и "Интернационалисты". По данным командира развернутой в Египте советской дивизии ПВО генерал-лейтенанта А.Г. Смирнова, результативность боевого применения ЗРК С-125 с июня по август 1970 г. характеризуется девятью сбитыми и тремя поврежденными самолетами противника, а по несколько эмоциональным оценкам других ветеранов с более развитым воображением - 21 победой.

Сами израильтяне подтвердили потерю всего пяти своих самолетов, сбитых комплексами С-12 5. По тем же израильским оценкам, еще шесть их самолетов было сбито арабскими ЗРК С-125 в ходе октябрьской войны 1973 г. Несколько раньше на счет С-125 американцы записали один из их "Фантомов", сбитых над Вьетнамом в 1972 г.

Зенитные управляемые ракеты В-601П в экспортном варианте для индийских ПВО

После 1973 г. комплексы С-125 применялись иракцами в 1980-1988 гг. в войне с Ираном, в 1991 г. - при отражении налетов авиации многонациональной коалиции. Использовались сирийцами против израильтян в ходе ливанского кризиса 1982 г., ливийцами для стрельбы по американским самолетам в 1986 г., югославами против американцев и их союзников в 1999 г., а также в ходе войны в Анголе.

По данным югославских военных, именно комплексом С-125 27 марта 1999 г. в небе над Югославией был сбит F-117А, фотографии фрагментов которого были опубликованы в средствах массовой информации.

Модернизационные проекты последних лет и зарубежные модификации комплекса С-125

Собственная статья о таких проектах


ЗРК "Печора-М"

Маловысотный зенитный ракетный комплекс "Печора", который по признанию специалистов всего мира относится к лучшим образцам систем вооружения ПВО, поставлялся в 35 стран мира. По зарубежным данным, комплексы С-125 состоят на вооружении Алжира, Анголы, Афганистана, Болгарии, Боснии, Венгрии, Вьетнама, Египта, Индии, Ирака, Йемена, КНДР, Кубы, Ливии, Мали, Мозамбика, Монголии, Перу, Польши, Сирии, Танзании, Финляндии, Чехии, Эфиопии, Югославии и почти всех стран СНГ. Всего за двадцать лет было поставлено 523 комплекса, значительная часть из которых после нескольких десятилетий эксплуатации не исчерпала свой ресурс и способна оставаться на вооружении вплоть до двадцатых - тридцатых годов XXI века. На базе достижений высоких технологий имеется возможность многократно увеличить боевую эффективность при затратах на порядок ниже, чем при закупке новых образцов с сопоставимыми характеристиками. Поэтому за последние годы было предложено несколько вариантов модернизации комплекса.

Информация о возможном проведении модификации комплексов С-125М "Печора" была впервые представлена на выставке МАКС-95.

По сравнению с исходным вариантом, усовершенствованный ЗРК "Печора-М" должен будет иметь расширенную область поражения воздушных целей, повышенную эффективность, более высокую стойкость к воздействию радиоэлектронных помех и улучшенные эксплуатационные характеристики. Аналоговое оборудование в ходе модернизации частично заменено на цифровое, автоматизирован процесс пуска ракеты, введена индикация гарантированной зоны поражения ЗРК воздушных целей. Использование новой элементной базы обеспечивает сокращение вдвое числа контролируемых параметров аппаратуры и в 2-2,5 раза - объема регламентных работ. При потере слежения за целью в результате применения противником средств РЭБ используется режим автоматической экстраполяции ее расчетной траектории.

Элементы комплекса предполагалось смонтировать на шасси автомобилей повышенной проходимости - типа ЗИЛ-131.

Нормативное время развертывания ЗРК - 120 мин, свертывания - 100 мин.

ЗРК "Печора-2М"

С учетом огромных возможностей по модернизации ЗРК "Печора" независимо от года их выпуска, российскими производителями предложена программа модернизации комплексов, находящихся на вооружении зарубежных стран. На МАКС-99 были одновременно представлены два предложения по перспективному развитию комплекса.

Финансово-промышленной группой "Оборонительные системы" на МАКС-99 были выставлены полномасштабные наземные средства комплекса "Печора-2", который представляет собой глубокую модификацию исходного ЗРК. Предусматривается модернизация большинства наземных аппаратурных средств комплекса на базе современных цифровых электронных вычислительных машин, доработка радиолокационного оборудования станции наведения ракет с сохранением антенных постов и передатчика при разработке нового приемника, внедрение средств ночного телеоптического и тепловизионного каналов слежения за целью, создание новой самоходной пусковой установки, перевод кабин на автомобильные шасси. В дальнейшем на МАКС-2001 предложения по модернизации комплекса демонстрировались под наименованием "Печора-2М".

Конструкторское бюро "Кунцево", МКБ "Факел", АООТ "Московский радиотехнический завод", Конструкторское бюро специального машиностроения (Санкт-Петербург) совместно с рядом российских и белорусских предприятий и организаций под эгидой ФПГ "Оборонительные системы" и ФГУП "Рособоронэкспорт" разработали и внедряют комплексную программу модернизации ЗРК "Печора" с созданием мобильного комплекса "Печора-2М". Предполагается, что реализация программы обеспечит:

  • расширение боевых характеристик комплекса и повышение его помехозащищенности (обеспечивается возможность работы в условиях пассивных радиопомех любой интенсивности и при воздействии активных радиопомех по боковым лепесткам);
  • возможность работы телеоптическим каналом в режимах обнаружения, захвата и сопровождения целей в любое время суток (вводится тепловизор для работы в ночное время и в условиях облачности);
  • сокращение времени свертывания и развертывания комплекса на позиции;
  • упрощение технического обслуживания за счет автоматизации контроля технического состояния и сокращения объема регламентных работ;
  • сокращение номенклатуры запасных частей в 8-10 раз;
  • восстановление ресурса и продление возможностей эксплуатации по длительности за счет замены до 80% аппаратуры на новую, имеющую высокую надежность и большой ресурс, с переводом большей части аналоговых устройств на цифровые.

По мнению разработчиков, реализация программы модернизации позволит получить такие принципиально новые возможности:

  • сочетание помехозащищенного радиолокатора с новыми телеоптическими приборами дневного и ночного действия и тепловизором "всевидящий глаз";
  • повышение мобильности за счет перевода кабин и пусковых установок на автомобильные шасси;
  • обеспечение автоматизированного приема целеуказания от любых внешних источников радиолокационной информации за счет введения телекодовой связи;
  • обеспечение эффективной борьбы с крылатыми ракетами и другими воздушными целями за счет новых аппаратных средств комплекса и модернизации ракеты.

Принципиально новым в организационном построении комплексов "Печора-2М", кроме перечисленного выше, являются:

  • возможность использования двух антенных постов для увеличения числа целевых каналов;
  • комплектование ЗРК встроенными и выносными рабочими местами операторов на базе современных вычислительных средств и средств отображения;
  • увеличение расстояния между кабиной управления УНК и центром позиции (пост УНВ) с 20 до 150м;
  • увеличение количества пусковых установок (при сокращении ракет на пусковой установке до двух).

Возможность выноса пусковых установок на расстояние до 10 км от станции наведения может расширить зону поражения воздушных целей за счет выноса части ПУ на наиболее опасном направлении и снизить вероятность поражения средств дивизиона при воздушном налете.В качестве штатного средства радиолокационной разведки, придаваемого комплексу, предполагается использовать РЛС на базе шасси автомобиля КаМАЗ.

На выставке МАКС-99 был представлен командный пункт дивизиона контейнерного типа. "Для сравнения" практически рядом стоял автомобильный полуприцеп типа ОдАЗ-828, в котором размещена аппаратура командного пункта - станции наведения ракет комплекса С-125М1А - кабина УНВ.

По требованию заказчика может быть поставлена встроенная в станцию наведения ракет аппаратура определения государственной принадлежности цели. Предусмотрена замена ряда устройств на современные электронные средства для тренировки и проведения функционального контроля, новую аппаратуру рабочих мест операторов и приемо-передающую аппаратуру антенного поста. Принятая в комплексе цифровая обработка сигнала позволяет существенно упростить информационный обмен между кабиной УНК-2 и постом УНВ-2, между кабиной УНК-2 и пусковыми установками.

Вновь вводимая аппаратура унифицирована с аппаратурой, создаваемой по программе модернизации ЗРК "Волга". Объем новой аппаратуры на станции наведения ракет составляет 80-90% (по кабине УНК - 100%, по антенному посту УНВ - 80%, по пусковой установке - 80%). При проведении модернизации число контролируемых параметров сокращается в 150 раз, номенклатура проводимых регламентных работ - в 8-10 раз.

МКБ "Факел" по программе модернизации комплекса "Печора" в ЗРК "Печора-2 М" для существенного расширения его огневых возможностей и продления срока эксплуатации разработана программа модернизации ракет типа 5В27 (5В27Д). Основными направлениями модернизационных работ по ракете станут: усовершенствование радиовзрывателя и боевой части ракеты; совершенствование методов наведения ракеты на цель; повышение энергетических характеристик двигательной установки ракеты. Применительно к использованию в составе системы "Печора-2М" предлагается проведение модернизации стартовой ступени ракеты типа 5В27Д для увеличения дальней границы зоны поражения.

Для повышения эффективности боевой части (наряду с реализацией оптимального момента подрыва с учетом диаграммы направленности взрывателя и поля разлета осколков) используются готовые поражающие элементы с увеличенной в 1,6 раза массой (по сравнению с применявшимися ранее на ракетах данного типа). При этом количество элементов увеличивается в 3,7 раза. Совершенствование радиовзрывателя позволит уменьшить до 20 м высоту его надежной работы при стрельбе по низколетящим целям.

Мобильный вариант комплекса "Печора-2М" в раннем варианте проекта предполагалось разместить на автомобильных шасси высокой проходимости, разработанных Минским заводом колесных тягачей. Размещение кабины УНК-2 мобильного варианта комплекса "Печора-2М" прорабатывалось на шасси МЗКТ-8022.

Длина шасси составляет 10030 мм, ширина - 2500 мм, максимальная высота с кабиной УНК-2 - 3940 мм, клиренс - 380 мм. Аппаратура кабины УНК-2 монтировалась в контейнере размерами 6058 х 2440 х 2440 мм.

В 1998-1999 гг. в КБСМ (Санкт-Петербург) для ЗРК "Печора-2М" был выполнен эскизный проект самоходной установки на базе шасси автомобиля высокой проходимости МЗКТ-8021. Белорусские автостроители предусмотрели возможность оснащения самоходной ПУ двигателем "Мерседес", коробкой передач "Аллисон", зарубежными покрышками, что они объясняют относительной дешевизной этих комплектующих, а не только пристрастиями зарубежных заказчиков.

Проведенные на стадии проектирования исследования по определению возможности транспортировки на самоходе по пересеченной местности четырех ракет на балках пусковой установки 5П73 показали необходимость серьезных доработок и утяжеления этой ПУ. Наиболее существенное воздействие на пусковую установку оказывали ракеты, размещенные на крайних балках. Эти же ракеты .подвергались наибольшим перегрузкам при транспортировке. Для сведения к минимуму объема вновь изготавливаемых элементов конструкции пусковой установки было решено преобразовать четырехбалочную ПУ в двухбалочную. Принятое решение позволило после удаления крайних балок без каких-либо дополнительных доработок использовать качающуюся и вращающуюся части четырехбалочной пусковой установки 5П73 комплекса С-125М. Предусматривалось, что для сохранения готового к применению боекомплекта ракет количество ПУ огневого дивизиона увеличивалось.

Опытный образец пусковой установки был изготовлен на ремонтной базе Министерства обороны в Санкт-Петербурге. При этом использовалась четырехбалочная пусковая установка, полученная с базы хранения техники. Первым ходовым испытанием машины стал перегон своим ходом на выставку МАКС-99. По заявлению разработчиков, представленную на МАКС-99 самоходную ПУ после доработок (снижения платформы артиллерийской части на 0,5 ми замены защитных листов на более прочные) предполагалось задействовать на первых бросковых пусках макетов ракет.

Двухбалочная пусковая установка 5П73-2 монтировалась на шасси МЗКТ-8021. Длина шасси - 11200 мм, ширина - 2500 мм, клиренс - 380 мм. Длина пусковой установки - 13150 мм, ширина - 3200 мм, максимальная высота с ракетами -4100 мм, без ракет - 3800 мм. Масса пусковой установки -31500кг. Боевой расчет - 3 чел. Скорость движения: по шоссе - 40 км/ч, по сухой грунтовой дороге - 20 км/ч, по пересеченной местности - 10 км/ч. Время перевода пусковой установки из транспортного положения в боевое не более 30 мин.

Предусматривалось в перспективе оснастить самоходную пусковую установку с автономным источником энергообеспечения, комплектом контрольной аппаратуры, аппаратурой предстартовой подготовки и радиолинией для обмена информацией с командным пунктом дивизиона, что позволило бы значительно сократить время перевода установки в боевое положение с приведением в боевую готовность, а также обеспечить возможность использования ПУ с выносом до 10 км от местоположения средств наведения на наиболее опасном направлении.

Одной из интересных особенностей представленного на выставке МАКС-99 макета боевой позиции было наличие антенных постов УНВ, размещенных на автомобильном шасси. Следует отметить, что конфигурация антенн УВ-10 (сегмент параболоида) и УВ-11 (две антенны, расположенные под углом 90 град. друг к другу) на представленных моделях различались, что говорит о поиске новых решений в построении РЛС комплекса. Использование новой элементной базы позволяет разнести на боевой позиции кабину УНК-2 и пост УНВ-2 на расстояние до 150м.

Воздушные цели с ЭПР 2 кв. м, летящие на высоте 7 км, обнаруживаются на дальности 69-79 км в беспомеховой обстановке и на дальности 35-40 км при постановке противником помех, на высоте 0,35 км - на дальности 35-45 км и 35-40 км соответственно.

Работы по созданию модификации комплекса "Печора-2М" для одного из крупнейших зарубежных партнеров России проводятся Межгосударственной российско-белорусской финансово-промышленной группой (МФПГ) "Оборонительные системы". Подготовленная и выполненная в настоящее время модернизация комплекса "Печора" на основе последних разработок в сфере высоких технологий, с использованием современной элементной базы при высокой помехозащищенности многократно увеличила боевую эффективность при затратах на порядок ниже, чем при закупке новых образцов вооружения с сопоставимыми характеристиками. К тому же нет необходимости переучивать персонал и создавать дополнительную инфраструктуру.

Проведенные работы по созданию ЗРК "Печора-2" и испытания отдельных боевых элементов позволили скорректировать пути совершенствования боевой техники и основные направления модернизационных работ.

Антенный пост УНВ существенно изменен. Передающее устройство переведено на твердотельную базу, которая не требует регулировок Введен телеоптический (тепловизионный) канал, который позволяет вести стрельбу в ночных условиях и при отсутствии оптической видимости, при нахождении воздушной цели в облаках, без выхода на излучение радиоэлектронными средствами. Оптика поставляется из Санкт-Петербурга.

Введен комплекс противодействия противорадиолокационным ракетам HARM - специальное устройство отвлечения ГСН этих авиационных ракет. Комплекс обеспечен современной связью, топографическое ориентирование и привязка осуществляются с использованием космических систем типа ГЛОНАСС или системы GPS. Телекодовая связь позволяет получать автоматизированный прием целеуказания от любых внешних источников радиолокационной информации.

Время развертывания сократилось до 20-25 мин.

28 декабря 2000 г. был успешно испытан образец модернизированной пусковой установки 5П73-2М, созданный на базе автомобиля повышенной проходимости. На полигоне Ржевка были осуществлены пуски бросковых макетов ракет с пусковой установки.

В 2001 г. Минскому заводу колесных тягачей было заказано изготовление 90 шасси высокой проходимости для размещения элементов комплекса "Печора-2М".

17 мая 2001 г. компания "Рособоронэкспорт" и МФГП "Оборонительные системы" продемонстрировали первый опытный прототип модернизированного зенитного ракетного комплекса "Печора-2М" военным атташе ряда зарубежных стран, куда ранее поставлялись комплексы "Печора". В 2001-2002 гг. реализация программы модернизации ЗРК "Печора" в вариант "Печора-2М" была практически завершена.

Фотографии ЗРК "Печора-2М" взяты из фотогалереи
МАКС-2003

Самоходная пусковая установка 5П73-2М. Звездочки на бронелисте за кабиной означают количество пусков с этой пусковой на полигоне. Аппаратная кабина УНК-2М

Транспортно-заряжающая установка ПР-14М-2М (на втором снимке на заднем плане). В "Печоре-2М" изменен принцип заряжания пусковой из-за ее высоты размещения на самоходе пришлось ракеты перегружать подъемным краном.

Использованы фотографии С.Воронина, П.Иванова, С.Аминова

По состояние на начало 2005 г. Египет начал получать первые комплексы "Печора-2М". Однако до сих пор не было опубликовано ни одной фотографии о службе "Печоры-2М" в египетских войсках. Дальнейшая судьба этого комплекса на международном рынке будет зависитеть от результатов тендера на модернизацию индийских ЗРК С-125М "Печора-М".

Подробнее о ЗРК С-125М-2М "Печора-2М" читайте здесь.

ЗРК "Печора-2К"

Работы по созданию комплекса "Печора-2К" для одного из крупнейших зарубежных партнеров России проводятся Межгосударственной российско-белорусской финансово-промышленной группой (МФПГ) "Оборонительные системы" параллельно с работами по комплексу "Печора-2М".

ЗРК "Печора-2А"

На выставке МАКС-2001 ЦКБ "Алмаз" представило рекламный проспект с предложением о проведении модернизации ЗРК С-125М1 "Печора".

Задуманная "Алмазом" модернизация направлена на продление жизненного цикла ЗРК на 10-15 лет и на совершенствование его тактико-технических характеристик для обеспечения эффективного поражения современных и перспективных аэродинамических целей в условиях интенсивного радиопротиводействия. Этого планируется достичь путем замены основных устройств СНР - координатных систем, УВК, СДЦ, АПП, синхронизатора, тренажера, СВЧ-приемников. При этом около половины блоков станции, содержащие 70% ее ламп и радиоэлементов, заменяются на два спецвычислителя и один функциональный блок, которые изготавливаются для ЗРС типа С-300. Сохраняемый при этом неизменным вид индикаторных устройств и устройств управления в кабине управления позволит сохранить основные навыки операторов и обеспечить минимальный срок их переучивания.

По информации ЦКБ "Алмаз", к конструированию аппаратуры для модернизированного варианта С-125 предприятие приступило совместно с МРТЗ в 1995 г. В 1998 г. были проведены успешные пуски ракет. Но в дальнейшем работы замедлились, и только осенью 2001 г была проведена новая серия успешных испытаний.

В процессе выполнения модернизации ЗРК до уровня "Печора-2А" предполагается решение следующих задач:

  • восполнение ЗИПов;
  • замена части аналоговой аппаратуры ЗРК;
  • ввод новой цифровой аппаратуры;
  • замена ЛБВ УВ-12, УВ-15 на твердотельные усилители;
  • ввод когерентного накопителя радиолокационных сигналов и аппаратуры автоматического захвата и сопровождения целей телевизионно-оптическим каналом ЗРК.

При этом предполагается достижение следующих характеристик зоны поражения модернизированного ЗРК, которому присвоен индекс "Печора-2А": минимальная дальность - 3,5 км, максимальная дальность - 28 км, минимальная высота - 20 м, максимальная высота - 24000 м, максимальный параметр цели - 24 км, максимальная скорость поражаемых воздушных целей -до 700-750 м/с, вероятность поражения цели одной ракетой в существующей зоне поражения составляет 0,72-0,99 и в расширенной зоне поражения 0,51-0,99.

В дальнейшем ЦКБ "Алмаз" предполагает провести опытно-конструкторские работы по замене усилителей разверток в блоках индикаторов УК-31, УК-32, УК-33, видеоусилителей индикаторов УК-31, УК-32, УК-ЗЗ, кабельных, присоединительных, коммутационных и индикаторных изделий, автотранспорта.

В качестве дальнейшей перспективы модернизации ЗРК С-125в течение его срока эксплуатации ЦКБ "Алмаз" предлагается замена магнетронов, приемопередающих устройств целевого и ракетного каналов на твердотельные, рабочих мест операторов, аппаратуры стартовой автоматики, сельсинных связей УНВ-УНК, УНК-ПУ на цифровые связи, введение ночного ТВ- или ИК-канала, лазерного дальномера, модернизация ракеты, а также введение антенного поста с фазированной антенной решеткой, 100%-я замена на цифровую технику, повышение мобильности.

ЗРК "Печора-300"

Вариант модернизации части боевых средств системы С-12 5, получивший обозначение "Печора-300", был предложен ЦКБ "Алмаз" в конце 1990-х гг. Путем доработки математического обеспечения наземных средств ранних модификаций комплексов С-300П, доработки стартовой аппаратуры и небольшой модернизации ПУ 5П73 достигается "почти бесплатное" наращивание огневой мощи комплекса С-300П за счет введения в его структуру ракет ЗРК С-12 5. Совместное использование ракет двух типов (5В55Р и 5В27) позволит создать уникальный по своим возможностям комплекс противовоздушной обороны. Однако этот проект, кроме использования в Российской армии, может заинтересовать только относительно узкий круг возможных зарубежных заказчиков комплексов С-300ПС.

ЗАРУБЕЖНЫЕ МОДИФИКАЦИИ КОМПЛЕКСА

Польский, югославский и белорусский варианты модернизации С-125

Необходимость и целесообразность модернизации комплекса С-125 была признана не только российскими, но и зарубежными военными и специалистами промышленности. При этом полякам, которые присолили к этой работе в 1992 г., удалось опередить своих российских коллег, приняв в 1999 г. на вооружение 1-ой и 26-ой бригад ПВО комплекс "Heвa-SC" - модернизированный силами местной промышленности комплекс С-125.

Подробнее о ЗРК "Heвa-SC"

Основные боевые элементы комплекса с модифицированным составом оборудования были первоначально смонтированы на большегрузных автомобилях повышенной проходимости типа МАЗ-543, эксплуатировавшихся в польской армии в качестве шасси пусковых установок оперативно-тактических баллистических ракет Р-17. В дальнейшем для этих элементов комплекса использовали шасси танка Т-55.

Станция наведения ракет (аппаратный контейнер и антенный пост) размещена на одном автомобиле. Непосредственно за кабиной водителя автомобиля находится аппаратный контейнер. Использование современной элементной базы аппаратуры станции наведения ракет позволило существенно уменьшить объемы аппаратурных шкафов. Антенный пост в боевом положении устанавливается за габаритом шасси автомобиля на грунте на специальных опорах. Внешним отличием антенного поста от штатного поста комплекса С-125М являются отсутствие платформы КЗУ-16 на колесных ходах и введение специальных опор под стойками ферменной тумбы. В аппаратуре комплекса применяется новая цифровая техника.

Поворотная часть четырехбалочной пусковой установки 5П73 также устанавливалась на автомобильной базе, затем - на танковом шасси. Для уменьшения воздействия струй стартовых ускорителей при пусках ракет за кабиной установлены газоотбойные устройства. По всей видимости, электропитание СНР и ПУ осуществляется от внешних источников питания (передвижные ДЭС, внешняя электрическая сеть), а также возможно и от генераторов отбора мощности (ГОМ), приводимых от автомобильных двигателей.

На боевой позиции после перевода техники в боевое положение производится горизонтирование антенного поста и пусковых установок и их ориентирование взаимным методом.

Модернизация комплекса обеспечивает сокращение численности личного состава на 65% и числа транспортных средств дивизиона с 19 до 8. Предусматривается поведение работ по обеспечению модернизированными комплексами 18 эскадрилий.

Помимо Польши, работы по модернизации комплексов С-125 были проведены и в Югославии, где в качестве основного направления расширения боевых возможностей ЗРК при их использовании в сложной помеховой обстановке было принято использование тепловизионного канала для обнаружения и сопровождения целей. Кроме того, в целях снятия действующего в настоящее время ограничения по скоростям целей, обстреливаемых с использованием телевизионного или тепловизионного каналов без излучения радиоэлектронных средств комплекса (до 300 м/с), предусматривается применение лазерного дальномера для определения дистанции до цели.

Вариант модернизации комплекса С-125 также разработан в Белоруссии под индексом "Печора-2Т" ("Тетраэдр"). Как сообщалось, он обладает следующими характеристиками, которые, по-видимому, носят рекламный характер: дальность действия - до 26-30 км; высота поражения целей -от 10м до 21 км, максимальная скорость полета поражаемых целей - до 1000 м/с.

По данным компании "Тетраэдр", ею в 2004 году был выигран тенедер на модернизацию казахских ЗРК С-125М. К концу 2004 г. инозаказчику был передан первый модернизированный комплекс "Печора-2Т". Подробности о комплексе "Печора-2Т" можно прочитать в статьей "Вестника ПВО" в журнале "Арсенал".

Ракета-мишень РМ-5В27

Вятским машиностроительным предприятием "Авитек" для потребностей войск ПВО на базе двухступенчатой твердотопливной зенитной управляемой ракеты 5В27 (5В27Д) комплекса С-125М разработана мишень РМ-5В27 "Пищаль" с эффективной поверхностью рассеяния 0,07-0,3 кв. м.

Ракета-мишень РМ-5В27 "Пищаль" предназначена для обучения боевых расчетов зенитных ракетных и зенитных ракетно-пушечных комплексов (ЗРПК) полкового и дивизионного звена в войсках ПВО, а также при стрельбовых испытаниях вновь создаваемых ЗРК, испытаниях радиолокационных станций, самолетных средств вооружения в интересах ВВС. Характеристики РМ-5В27 позволяют применять ее при обучении боевых расчетов ЗРК различных классов, в том числе типа "Панцирь" или С-300.

РМ-5В27 по своим геометрическим, баллистическим и радиолокационным характеристикам имитирует малозаметные средства воздушного нападения, в т.ч. относящиеся к высокоточному оружию - летательные аппараты типа крылатых и баллистических ракет с характеристиками, значительно превышающими мировые аналоги. РМ-5В27 не требует проверок в течение двух лет эксплуатации. Для переоборудования в мишени используются ракеты 5В27 различных модификаций, у которых закончились сроки эксплуатации. Парк отслуживших свой срок ЗУР насчитывает десятки тысяч единиц.

При доработке боевой ЗУР с нее демонтируются радиовзрыватель и боевая часть, устанавливаются бортовое программно-командное устройство, обеспечивающее выбор требуемой траектории полета, и трассер (время работы 110 с) для визуального (оптического) контроля за полетом мишени.

В процессе эксплуатации мишени используется штатный комплект наземного оборудования ЗРК С-125М без доработок. СНР может быть использована как для пуска мишеней, так и для ведения боевой работы со штатными ЗУР. Запуск мишени возможен с двухбалочных пусковых установок 5П71 или с четырехбалочных пусковых установок 5П73 с использованием штатного наземного комплекта оборудования. Возможен запуск двух РМ-5В27 с интервалом 5 с.

На начальном участке полета мишень РМ-5В27 управляется в штатном режиме станции наведения ракет СНР-125М1 по радиокомандам с переходом на автономное управление от бортовой системы. Желаемый тип траектории определяется и устанавливается перед запуском мишени.

Требуемые траектории полета мишени в зоне обстрела до 30 км обеспечиваются в автономном полете программно-командным бортовым устройством (ПКБУ).

При реализации пусков мишени с автономным участком полета зона обстрела составляет 12-30 км, максимальное время полета - 100 с, высота полета - 2-6 км. Траектория полета мишени выбирается перед пуском и может быть как без маневра, так и с маневром кабрирования (с перегрузкой 2-8 единиц) или пикирования под углом 5-70 град.

Имитация пуска высокоточной ракеты с маневром по скорости с высоты 7 км по траектории пикирования осуществляется работой ускорителя и маршевого двигателя при штатном режиме полета РМ, а также возможностью задержки запуска маршевого двигателя после сброса ускорителя.

При запуске мишени РМ-5В27 по баллистической траектории обеспечивается максимальное время полета 200 с. Зона обстрела по дальности составляет от 30 до 95 км, диапазон высот полета -от 5 до 50 км.

РМ-5В27 обеспечивает возможность визуального наблюдения за полетом по факелу двигателя, а после окончания его работы - по факелу трассера.

При реализации варианта доработки заряда маршевого двигателя средняя скорость мишени снижается на 15-20%, при этом обеспечивается возможность визуального наблюдения РМ-5В27 по факелу двигателя в течение всего полета.

Самоликвидация мишени осуществляется при подрыве предохранительно-исполнительного механизма при превышении заданного полетного времени, при прохождении принудительной команды или по пропаданию команд радиоуправления СНР.

Вместо заключения

Комплекс С-125, созданный на базе технических решений, отработанных в первых советских ЗРК С-25 и С-75, за счет использования твердотопливной ракеты по эксплуатационным показателям оказался на уровне, приемлемом для применения в вооруженных силах множества стран на протяжении нескольких десятилетий. В настоящее время это обеспечивает перспективность проведения работ по модернизации, с целью поддержания боевых возможностей комплекса на уровне, отвечающем прогрессу, достигнутому в развитии средств воздушного нападения за период, прошедший с начала жизненного цикла комплекса С-125.

Источники информации

Сергей Ганин Владимир Коровин Александр Карпенко Ростислав Ангельский СИСТЕМА -125 // Техника и вооружение вчера, сегодня, завтра (Москва).- №5,8-10, 2003 г.

М.Первов "ЗЕНИТНОЕ РАКЕТНОЕ ОРУЖИЕ ПРОТИВОВОЗДУШНОЙ ОБОРОНЫ СТРАНЫ", Москва, Авиарус-XXI, 2001

Юбилейный альбом "РАКЕТЫ "ФАКЕЛА"

Энциклопедия вооружений "Кирилла и Мефодия"

Техника ПВО чешской армии

S-125 SA-3 GOA

Схема блока питания антенных усилителей Схема блока питания антенных усилителей Схема блока питания антенных усилителей Схема блока питания антенных усилителей Схема блока питания антенных усилителей Схема блока питания антенных усилителей Схема блока питания антенных усилителей Схема блока питания антенных усилителей Схема блока питания антенных усилителей Схема блока питания антенных усилителей

Читать далее:




Как сделать интересный день рождения ребенку




Оригами модули из бумаги схемы яйцо




Садовые качели своими руками чертежи из металла трубы




Как сделать претензию




Межреберная невралгия схема лечения